понедельник, 22 января 2018 г.

«Великая Финляндия»: от Северного моря до Уральских гор


Научное понятие о «географической Финляндии» впервые дал немецкий ботаник Йохан Эрнст Адхемар Вирцен в 1837 году, описывая ареал произрастания «финских растений», который не ограничивается Великим Княжеством Финляндским, на тот момент входившей в состав Российской Империи (1809-1917), а простирается до восточной границы Белого моря. А в 1880-х годах идею «Великой Финляндии» подхватили финские поэты-романтики, сформировавшие определённое течение в поэзии под именованием «Karelianism». 



После обретения Финляндией независимости началось движение на государственном уровне. Первой поступь финского национализма испытала Норвегия в 1920-е годы – в те годы бедное, слабое государство. Норвежцам "не повезло" в том, что в её провинции Финнмарк (фин. Finnmark, саамск. Finnmárku) проживали квелы – финские племена. В то же время финны стали требовать и от Швеции предоставления широкой автономии финским племенам, проживавшим в провинции Норрботтен (Norrbottens län). Естественным образом финны считали своей территорией и Эстонию, населенную народностью балтийско-финской языковой группы. 




Идею «Великой Финляндии» (
Suur-Suomi) поддерживали все политические круги страны, в том числе и левые: два социал-демократических политика страны Оскар Токкола и Войнма Вайно в те годы опубликовали первое серьезное исследование на эту тему «Большая Финляндия в естественных границах». Поражение от СССР в Зимней Войне (1939-1940), а затем и во Второй Мировой привело к потере значительных для Финляндии территорий. И этот факт сразу же, в конце 1940-х годов, возвел финский национализм из политического полуподполья в политический истеблишмент. 




Уже в 1945 году Юхо Кусти Паасикиви, возглавлявший правительство страны, надеялся, что договор о совместной с Советским Союзом обороне и доверительные отношения могут способствовать возвращению части отторгнутых территорий. Годом позже финская правительственная делегация прозондировала в Москве почву для возможных переговоров о возвращении районов, прилегающих к Сайменскому каналу. Москва реагировала резко негативно: вопрос об изменении границ не подлежит обсуждению. Не получила одобрения такая инициатива и при заключении мирного договора в Париже. Осенью 1955 года вновь закончилась неудачей попытка начать разговор с руководством СССР об утраченных территориях. Спустя полгода события, связанные с президентскими выборами, и возвращение Советским Союзом Финляндии территории бывшей военной базы Порккала–Удд вновь положили начало обсуждение территориального вопроса. Москва не замедлила осудить дискуссию. 


Урхо Кекконен тоже не оставлял надежды убедить руководство СССР вернуть хоть часть утраченных земель. В рамках доверительной беседы он трижды предлагал обменять Выборг на северо-восточный район финского Заполярья. В 1963 году гостивший в Финляндии редактор «Известий» Аджубей, зять Никиты Хрущёва, с пониманием отнесся к предложению финского президента обсудить территориальный вопрос. Их разговор продолжился в апреле 1964-го года на праздновании 70-летия Хрущёва. Кекконен дал понять, что при положительном решении этого вопроса Финляндия поддержит СССР в споре о статусе Западного Берлина - одном из острейших международных кризисов начала 1960-х годов и очень важном для Хрущёва. С отстранением Хрущёва от власти ситуация изменилась – нужно было налаживать доверительные отношения с новым советским руководством. Вторая попытка использовать «германскую карту» была сделана осенью 1965 года – тогда финский президент сообщил через советника посольства СССР Степанова, что Финляндия в обмен на Выборг готова признать ГДР. Но и это предложение успехом не увенчалось. 




Карелия, Заонежье. Фото: Арсений Морозов



Последний раз территориальный вопрос при Кекконене поднимался в президентскую избирательную кампанию 1967 года. Вейкко Веннамо, кандидат в президенты, включил в свою программу пункт о переносе восточной границы к Сайменскому каналу. В наши дни по-настоящему лелеют идею Великой Финляндии лишь редкие одиночки. Нынешняя идея родства финно-угорских народов стремится главным образом к сохранению и выживанию последних без изменения государственных границ в условиях глобализации и массовой миграции с юга. Общая численность финно-угорские народов едва ли превышает 25 миллионов, что соответствует населению китайского Шанхая или индийского Мумбаи (бывший Бомбей). 



По материалам паблика «Северная Русь ᛝ Фенноскандия». См. также статью на Википедии. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий