понедельник, 7 ноября 2016 г.

Террор и сексуальные опыты коммунистов в завоёванной России


Близится 99-я годовщина жидобольшевистского военного переворота - самое время освежить в памяти незабываемые цитаты Ленина – того самого извращенца и террориста, в честь которого в каждом городе Российской Федерации стоят памятники, бережно охраняемые путинским режимом в качестве «культурного наследия». 





  • «Россия завоёвана большевиками». (Ленин, из выступления на 4-м Чрезвычайном Съезде Советов в марте 1920 года);
  • «Революционная диктатура пролетариата — власть, завоеванная и поддерживаемая насилием пролетариата над буржуазией, власть, не связанная никакими законами». (Ленин, ПСС, т. 37, стр. 245);
  • «Расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты». (Ленин, ПСС, т. 50, стр. 165);
  • «…повесить там 100-1000 их чиновников и богачей…» (Ленин, РЦХИДНИ, Ф. 2., Оп.2., Д. 447);
  • «…перевешав кулаков, попов, помещиков. Премия 100 000 рублей за повешенного». (Ленин, РЦХИДНИ, Ф.2., Оп.2., Д. 380);
  • «… Чем большее число духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». (Ленин, Известия ЦК КПСС. 1990, No.4., с. 193);
  • «… (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц…» (Ленин, РХЧИДНИ, Ф.2., Оп.2., Д. 6898);
  • «… Тайно подготовить террор: необходимо и срочно…» (Ленин, РЦХИДНИ, Ф.2., Оп.2., Д. 492);
  • «… провести беспощадный массовый террор… сомнительных запереть в концентрационный лагерь…» (Ленин, ПСС, т. 50., стр. 144);
  • «… отправляйте неблагонадёжных в концентрационные лагеря…» (Ленин, РЦХИДНИ, Ф.2., Оп.2., Д. 9852);
  • «… усилить взятие заложников…» (Ленин, ПСС, т. 50., стр .343);
  • «… я лично буду проводить в Совет Обороны и в Цека не только аресты всех ответственных лиц, но и расстрелы…» (Ленин, ПСС, т. 51, стр. 216);
  • «Голод служит прогрессу.  Разговоры о помощи голодающим есть выражение сладкой, как сахарин, сентиментальности, так характерной для нашей интеллигенции». (Ленин);
  • «Прекрасный план. Доканчивайте его вместе с Дзержинским. Под видом зелёных (мы потом на них и свалим) пройдём на 10 — 20 вёрст и перевешаем кулаков, попов, помещиков. Премия 100000 за повешенного». (Ленин, Резолюция на плане действий против Польши, ноябрь 1920 года);
  • «…Покончить с Юденичем (именно покончить — добить) нам дьявольски важно. Если наступление начато, нельзя ли мобилизовать ещё тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулемёты. Расстрелять несколько сот и добиться настоящего массового напора на Юденича?..» (Ленин, Записка Троцкому от 22 октября 1919 года);
  • «…В тех же местностях взять заложников из крестьян с тем, что если расчистка снега не будет произведена, они будут расстреляны». (Постановление Совета Рабоче-Крестьянской Обороны от 15 февраля 1919 года, подписанное Лениным);
  • «Дело не в России, на нее, господа хорошие, мне наплевать, — это только этап, через который мы проходим к мировой революции». (Ленин, из разговора с Бонч-Бруевичем);
  • «Каждого члена коллегии НКЮста, каждого деятеля этого ведомства надо бы оценить по послужному списку, после справки: скольких купцов за злоупотребление НЭПа ты подвел под расстрел». (Ленин, ПСС, т. 44, стр. 398);
  • «Пусть девяносто процентов русского народа погибнет, лишь бы десять процентов дожили до мировой революции» (Ленин);
  • «Всякая религиозная идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье с боженькой есть невыразимейшая мерзость, самая опасная мерзость, самая гнусная зараза» (Ленин);
  • «Электричество заменит крестьянину Бога. Пусть крестьянин молится электричеству; он будет больше чувствовать силу центральной власти — вместо неба». (Ленин, Милютину и Красину при обсуждении проблемы электрификации);
  • «Мы именно на Брестском мире пожертвовали второстепенными, с точки зрения социализма, интересами России, как они понимаются в патриотическом смысле». (Ленин, ПСС, т. 42, стр. 58);
  • «Мы не останавливались перед тем, чтобы тысячи людей перестрелять». (Ленин, 12 января 1920 года на заседании коммунистической фракции ВЦСПС);
  • «Все запреты, касающиеся сексуальности, должны быть сняты… даже запрет на однополую любовь должен быть снят…» (Ленин);


Последняя цитата Ленина требует пояснения. Дело в том, что половой (сексуальный) вопрос стоял у большевиков на одном из первых мест в их политической программе. Ещё задолго до революции Троцкий по заданию партии составлял программу будущих мер в этой области сразу после прихода коммунистов к власти в России, а Ленин еще в 1904 году писал, что «раскрепощение духа чувственности, энергии, направленной не на псевдосемейные ценности, поможет выплеснуть этот сгусток на дело победы социализма». 


Сразу после октябрьского переворота в 1917 году большевики выпустили несколько декретов. Вслед за знаменитыми «О мире» и «О земле» 19 декабря 1917 года  выходят декреты Ленина «Об отмене брака» и «Об отмене наказания за гомосексуализм». Ровно через год в Петрограде, 19 декабря 1918 года, праздновалась годовщина декрета «Об отмене брака» шествием лесбиянок. Троцкий в своих воспоминаниях утверждает, что на это известие Ленин радостно отреагировал: «Так держать, товарищи!». На этом же шествии несли плакаты «Долой стыд». Этот призыв окончательно вошел в широкий обиход в июне 1918 года, когда несколько сот представителей обоего пола прошлись по центру Петрограда совсем голыми. 


Таким образом, основоположником практики гей-парадов в России, а также идейным вдохновителем легализации всякого рода сексуальных извращений был никто иной, как «вождь пролетариата» Ленин


Директивы большевиков «о социальной гигиене» спускались из Москвы «на усмотрение трудящихся». То есть, в губерниях власти должны были сами решать, какую сексуальную политику им вести. Например, в Рязанской губернии власти в 1918 году издали декрет «О национализации женщин», а в Тамбовской в 1919 году — «О распределении женщин». В Вологде же претворяли в жизнь такие положения: «Каждая комсомолка, рабфаковка или другая учащаяся, которой поступило предложение от комсомольца или рабфаковца вступить в половые отношения, должна его выполнить. Иначе она не заслуживает звания пролетарской студентки». 


Но, конечно же, наиболее полно и ярко сексуальная революция воплотилась в обеих столицах СССР – в Москве и Петрограде. Принято считать, что «шведская семья», т.е. совместное проживание множества лиц обоего пола – изобретение чисто шведское. Однако, это изобретение коммунистическое.


Обычным явлением того времени были комсомольские коммуны. На добровольной основе в такой «семье» обычно проживало 10-12 лиц обоего пола. Как и в нынешней «шведской семье», в подобном коллективе велись совместные хозяйство и половая жизнь. Разделение на постоянные интимные пары не допускалось: ослушавшиеся коммунары лишались этого почетного звания. В отличие от шведского аналога, рождение детей не приветствовалось, так как их воспитание могло отвлечь молодых коммунаров от строительства светлого будущего. Если все же ребенок рождался, его отдавали в интернат… Постепенно половое коммунарство получило распространение по всем крупным городам страны. Доходило даже до того, что, к примеру, в коммуне Государственной библиотеки в Москве коммунарам предоставлялись не только одинаковые пальто и обувь, но и нижнее белье. 


Образцовой в этом смысле считалась трудовая коммуна ГПУ для беспризорных в Болшево, созданная в 1924 году по личному распоряжению Дзержинского. В ней насчитывалось около 1 тысячи малолетних преступников от 12 до 18 лет, из них примерно 300 – девочки. Воспитателями коммуны приветствовались «совместные сексуальные опыты», девочки и мальчики проживали в общих казармах. В одном из отчетов об этой коммуне писалось: «Половое общение развивается в совершенно условиях. Коллектив так усложняет отношения индивида с другими людьми, что оказывается невозможным застраховаться от смены партнера или от начала новых отношений. Вместе с тем совместная жизнь отвлекает воспитанников от противоправных поступков и дурных настроений». Таким образом, можно сказать, что коммуна в Болшево была (и остается) самой крупной «шведской семьей» в истории. Подобная практика существовала и в других детских домах и даже в пионерских лагерях. 



Советский плакат 1920-х гг. 






Комментариев нет:

Отправить комментарий