четверг, 6 августа 2015 г.

Ополченец ЛНР убил героя Абхазской войны


Как стало известно "Ъ", бывший снайпер батальона "Призрак" Луганской народной республики Михаил Константинов (Медведь), которого СКР в течение полугода разыскивал за убийство двух офицеров ДПС в Подмосковье, был задержан, можно сказать, случайно. Все это время он, как выяснилось, прятался в Очамчирском районе Абхазии, в доме своего названного отца, героя грузино-абхазской войны Гурама Чагавы. Этот человек дважды спасал Михаила Константинова: сначала в 1992 году, предоставив стол и кров беспризорному тогда мальчишке-беглецу, а затем в конце 2014 года, укрыв уже матерого к этому времени боевика от российского розыска. Однако взрослый Медведь с "отцом" почему то не ужился, убил его и был вынужден бежать обратно в Россию, скрываясь на этот раз уже от абхазских правоохранителей.





По данным источников "Ъ", задержанный в минувший понедельник российскими пограничниками при попытке перехода вброд реки Псоу Михаил Константинов уже признался в инкриминируемом ему преступлении. Убийство двух офицеров ДПС, совершенное им 2 ноября прошлого года в районе подмосковной деревни Перепечино (см. "Ъ" от 5 августа), боевик объяснил просто: был задержан пьяным за рулем и не хотел отдавать гаишникам права. Признался бывший ополченец и в другом преступлении, фактически предотвращенном погибшими полицейскими. По данным Медведя, вечером 2 ноября он с двумя приятелями (оба были задержаны ранее и обвинены) приехал в район Перепечино, чтобы ограбить стоявших возле Ленинградского шоссе проституток. Друзья заранее разработали план операции и распределили роли: подельники должны были изобразить "покупателей" и взять на себя охранника, а вооруженный автоматическим пистолетом Стечкина Медведь — быстро забрать наличку у сутенерши. С учетом полученных на допросе сведений ГСУ СКР по Мособласти предъявило экс-снайперу обвинение в посягательстве на жизнь правоохранителей и бандитизме (ст. 317 и 209 УК РФ).


Между тем сейчас уже известно, что, расстреляв сотрудников ДПС, Медведь не стал искать убежища у своих друзей и родственников в подмосковном поселке Архангельское Красногорского района и даже не пытался скрыться на Украине, как предполагали сыщики. Бывший ополченец, фотографии которого уже через день после расстрела в Перепечино висели едва ли не на каждом столбе, каким-то образом доехал на попутках до Сочи, а оттуда по большей части пешком добрался до соседней Абхазии. Пограничный пост он просто обошел, перейдя вброд небольшую речку Псоу. Следует отметить, что этот же путь 35-летний Михаил Константинов уже проделывал 22 года назад. В 1992 году так называемый трудный подросток Миша сбежал из своей подмосковной квартиры "на юга" и после нескольких недель скитаний по российским автотрассам оказался в Абхазии, в которой осел на несколько лет.


Этот факт биографии будущего снайпера позволил российским сыщикам сделать предположение о том, что именно на абхазско-грузинском конфликте 1992 года будущий солдат удачи Константинов прошел первичную боевую подготовку и получил "авторитетный" радиопозывной, который сохранил за собой и в батальоне "Призрак". На самом деле это было не совсем так. Как пояснил "Ъ" один из жителей села Кутол Очамчирского района Абхазии, мальчишку тогда приютил его сосед Гурам Чагава, в то время обычный крестьянин. Он предоставил подростку, что называется, стол и кров, а тот в качестве оплаты стал помогать ухаживать за обширным садом семьи Чагавы и за скотиной. При этом мальчик, как уверяет сосед, стал вовсе не наемным работником, а жил, скорее, на правах младшего родственника. Он, например, вместе со всеми ел и спал, а главу семьи называл "дядя Гурам" а зачастую и "отец".


Между тем появление в доме Михаила Константинова совпало с началом грузино-абхазского вооруженного противостояния, в котором его названный отец, как и многие из жителей Кутола, проявил себя настоящим героем. Гурам Чагава был несколько раз ранен, потерял ногу, но в итоге, как сообщала о нем местная пресса, так и не сдал врагу родное село. Кутол, в отличие от многих других населенных пунктов Абхазии, ни разу не переходил под контроль грузинской регулярной армии. Уже после войны господин Чагава занимал различные должности в республиканской армии, однако ранения не позволили ему долго находиться на службе, и авторитетный в Абхазии ветеран (он был награжден медалями "За отвагу" и "За освобождение Кодора") снова вернулся к крестьянскому хозяйству. Его приемный сын в боевых действиях по понятным причинам участия не принимал, однако на протяжении всей войны, что называется, крутился рядом с ополченцами. Возможно, полученный еще в детстве условно-боевой опыт предопределил дальнейшую судьбу Медведя. Вернувшись домой, в Архангельское, он так и не смог адаптироваться к мирной жизни — работал охранником, мойщиком на автомойке, но в итоге при первой же возможности отправился добровольцем воевать за Луганскую республику.


Осенью 2014 года, после затянувшегося отдыха с друзьями в Архангельском, закончившегося двойным убийством в Перепечино, Константинов приехал на свою вторую родину. Гурам Чагава, верный горским традициям, принял беглеца и, как и 22 года назад, разделил с ним хлеб. Как рассказывают соседи ветерана, в последнее время свое хозяйство он вел преимущественно один — сыновья и дочери господина Чагавы работали в городах, а в Кутол если и приезжали, то только на выходные. После появления в доме Михаила Константинова мужчины стали вести хозяйство вместе. По вечерам они традиционно собирались во дворе и вместе с соседями понемногу выпивали, вспоминая прошлое.


Так было и в субботу 1 августа. Поговорив и выпив чачи, соседи Гурама Чагавы разошлись. Хозяин и его российский гость, по их словам, остались во дворе еще немного посидеть. При этом оба они были трезвыми и беседовали между собой вполне мирно. Что произошло в ночь на 2 августа, пока не ясно. Однако приехавшие в этот день утром родственники господина Чагавы хозяина в доме не застали. Встретивший их Михаил Константинов объяснил, что "отец" вроде отлучился к соседям, задержался там. Только рано утром 4 августа домочадцы забили наконец тревогу, обнаружив в глубоком колодце кусок клетчатой ткани, напоминающей рубашку, которую носил хозяин. Узнав об этом, Михаил Константинов сразу же бросился в бега.


В тот же день приехавшая опергруппа извлекла из колодца труп Гурама Чагавы. Как установило следствие, ветеран принял мученическую смерть. Преступник, скрутив инвалиду руки сзади цепью, размозжил ему голову тяжелым камнем, а затем придушил еще живую жертву полиэтиленовым пакетом. Отметим, что с не меньшей жестокостью Медведь действовал и в Перепечино. Как следует из записи видеорегистратора полицейского Ford Focus, тяжело ранив двух офицеров очередью из Стечкина, бывший ополченец еще около четверти часа ходил вокруг автомобиля и методично добивал своих жертв одиночными выстрелами. Как пояснили "Ъ" в Генпрокуратуре Абхазии, возбудившей против ополченца уголовное дело об убийстве и уже объявившей Михаила Константинова в розыск, на выдачу преступника для суда над ним они не рассчитывают. Скорее всего, в Абхазии дождутся завершения расследования уголовного дела о посягательстве на жизнь полицейских в России, а затем затребуют так называемой временной выдачи обвиняемого для проведения с ним следственных действий по делу об убийстве Гурама Чагавы. В итоге, как полагают абхазские правоохранители, российский суд рассмотрит сразу два уголовных дела и назначит убийце пожизненный срок.




Сергей Машкин. Приютившего Медведя нашли в колодце / Коммерсантъ 06.08.2015

Комментариев нет:

Отправить комментарий