понедельник, 2 марта 2015 г.

Документы из Архива внешней политики России. Ближний Восток. Часть III


ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ ПЕРВОГО ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР А.А. ГРОМЫКО С ПОСЛАННИКОМ СИРИИ В СССР Ф. ЗЕЙНЕДДИНОМ*

5 октября 1949 г.

Секретно


   Сегодня принял сирийского посланника Зейнеддина, явившегося с протокольным визитом. 


 В беседе Зейнеддин поставил вопрос о том, что сирийское правительство хотело бы, чтобы Советское Правительство установило с новым правительством Сирии нормальные отношения, которые уже установлены многими государствами. Очевидно, Зейнеддин имел в виду то, что между нашим посланником в Сирии и Сирийским правительством нет обычного контакта после последнего государственного переворота в Сирии**. 

Я ответил, что о поставленном посланником вопросе доложу правительству.

Затем Зейнеддин затронул вопрос об арабских беженцах из Палестины и жаловался на евреев, которые обуславливают прием в Израиль арабских беженцев необходимостью общего урегулирования вопроса об Израиле, включая и вопрос о границах Израиля. Зейнеддин обратился с просьбой, чтобы Советское Правительство отнеслось сочувственно к позиции арабских государств в вопросе об арабских беженцах и поддержало бы позицию арабских государств.

Я ответил, что проблему арабских беженцев создал не СССР, а другие государства, которые ответственны за имевшую место вооруженную борьбу в Палестине, в результате которой тысячи арабов оказались без крова, покинули свои дома и имущество. Я заметил далее, что по вопросу об арабских беженцах советская делегация на Ассамблее ООН изложит позицию Советского Правительства.

Заместитель министра иностранных дел СССР А. Громыко

АВП РФ. Ф. 0128. Оп. 12. П. 10. Д. 4. Л. 9—10.



* Документ разослан: Сталину, Молотову, Маленкову, Берия, Микояну, Кагановичу, Булганину.

** Военный переворот полковника Сами Хинауи 14 августа 1949 г. В 1949 году в Сирии произошло три военных переворота, Сами Хинауи был смещён с поста уже в декабре.


Еврейская эвакуация из Старого города Иерусалима после погромов 1929 года

 
СПРАВКА ЗАМЕСТИТЕЛЯ ЗАВЕДУЮЩЕГО ОТДЕЛОМ СТРАН БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА МИД СССР А.Д. ЩИБОРИНА «ПОЗИЦИИ ИЗРАИЛЯ И АРАБСКИХ СТРАН ПО ВОПРОСУ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИИ ИЕРУСАЛИМА»



23 января 1950 г.

Секретно
 
    9 декабря 1949 года 4-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла резолюцию о международном режиме для Иерусалимской области и об охране святых мест. 

     За принятие этой резолюции голосовали 38 стран, в том числе все арабские государства – члены ООН. Против проголосовали 14 стран, включая и Израиль […]

   Присутствующий с правом совещательного голоса на Генеральной Ассамблее министр иностранных дел Трансиордании заявил, что это решение ООН нанесет вред жизненным интересам и безопасности Трансиордании. 



     Позиция Израиля.

    

Все выступления государственных деятелей и все практические мероприятия правительства Израиля свидетельствуют о том, что правительство Израиля принимает все меры к тому, чтобы помешать проведению в жизнь решения ООН об интернационализации Иерусалима. 


Премьер-министр Израиля Бен-Гурион ещё 5 декабря 1949 г., выступая с правительственным заявлением в Учредительном собрании Израиля, указал, что правительство Израиля «соглашается на установление со стороны Организации Объединенных Наций соответствующего надзора за святыми местами и за существующими правами в соответствии с соглашением, которое должно быть заключено между Организацией Объединенных Наций и Израилем. Одновременно мы считаем нашей обязанностью заявить, что Еврейский Иерусалим является органической и неотъемлемой частью государства Израиль так же, как он является неотъемлемой частью истории и религии Израиля и души нашего народа. Иерусалим – сердце государства Израиль».  «Но мы не можем представить себе, что ООН будет пытаться оторвать Иерусалим от Израиля или ослабить суверенитет Израиля в его вечной столице».  «Мы заявляем, что Израиль не откажется по своей доброй воле от Иерусалима». «С нашей точки зрения, решение от 29 ноября 1947 года об Иерусалиме утратило свою силу».


13 декабря 1949 года на заседании Учредительного собрания Бен-Гурион, напомнив свое заявление от 5 декабря 1949 г., сказал, что «это заявление остается в силе и никакого изменения в нашей позиции не произошло и не могло произойти».  «Как только прекратились военные действия, продолжал Бен-Гурион, мы приступили к переводу правительственных учреждений в Иерусалим .. и надеемся закончить этот перевод по возможности быстрее».


На этом заседании было принято решение о переводе Учредительного собрания в Иерусалим. 


В ответ на резолюцию Совета по опеке по поводу перевода правительственных учреждений в Иерусалим представитель Израиля в ООН Эбан в конце декабря заявил, что, по его мнению, устав ООН не дает Совету основания обращаться к правительству с призывом отказаться от подобного рода действий. 


Министр иностранных дел Израиля Шаретт 2 января 1950 года, выступая в Учредительном собрании, вновь подчеркнул «полную невыполнимость резолюции, принятой Генеральной Ассамблеей … Мы тверды в нашем решении, сказал Шаретт, охранять статус Иерусалима как столицы Израиля». 


По сообщениям прессы, в обход решения Генеральной Ассамблеи правительство Израиля ведет сепаратные переговоры с правительством Трансиордании о разделе Иерусалима, чтобы поставить ООН перед совершившимся фактом. 



     Позиция арабских стран.



     Арабские государства – члены ООН: Египет, Ирак, Сирия, Ливан, Йемен, Саудовская Аравия голосовали за принятие резолюции об интернационализации Иерусалима. Они также выступали против действия государства Израиль в отношении Иерусалима, нарушающего решения ООН от 9 декабря 1949 года, и поддержали резолюцию Совета по опеке по этому вопросу.


Эти арабские государства придерживаются такой же позиции и в настоящее время. 


Что же касается Трансиордании, то король Абдаллах ещё задолго до принятия резолюции Генеральной Ассамблеей от 9 декабря прошлого года занял непримиримую позицию в отношении установления международного режима над Иерусалимом. 20 октября 1949 года он заявил: «Пока я жив, Иерусалим не будет поставлен под международный контроль». 


Арабская часть Палестины, оккупированная трансиорданскими войсками, а также и старый город Иерусалим, официально были аннексированы Трансиорданией 17 декабря 1949 года и объявлены составной частью «хашимитского государства Иордания». В связи с этим Абдаллах заявил: «Решение ООН об интернационализации Иерусалима было принято поспешно и без достаточного изучения. Мы его отбросили, поскольку оно является неосуществимым».  «… Лига арабских стран так же, как и ООН, принимает неосуществимое решение. Иерусалим находится в наших руках и он останется в руках наших преемников».


18 декабря 1949 года Абдаллах в городе Наблус (Палестина) резко критиковал решение ООН, заявив, что Трансиордания стремится к тому, чтобы Иерусалим находился под суверенитетом и контролем арабов. 


В настоящее время Абдаллах ведет сепаратные переговоры с государством Израиль по вопросу об Иерусалиме и коридоре из Трансиордании к Средиземному морю, который проходил бы через территорию государства Израиль. 



АВП РФ. Ф. 089. Оп. 3. П. 6. Д. 15. Л. 1-4.




ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ ПЕРВОГО ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР А.А. ГРОМЫКО С ПОСЛАННИКОМ СИРИИ В СССР Ф. ЗЕЙНЕДДИНОМ*



28 января 1950 г.

Секретно
  
     Принял сирийского посланника Фарида Зейнеддина по его просьбе. Посланник сказал, что он в соответствии с указаниями своего правительства хочет сообщить следующее: 

     Решение об интернационализации г. Иерусалима, принятое Генеральной Ассамблеей, является правильным и справедливым. Правительство Сирии поддерживает его. Но оно выступает против плана, предложенного председателем Совета по опеке Гарро, плана раздела Иерусалима на три части, согласно которому одна часть города должна отойти евреям, другая – Трансиордании, а над третьей частью должен быть установлен международный контроль. Мы считаем, что Совет по опеке, являющийся органом Организации Объединенных Наций, обязан действовать в духе решений, принятых этой организацией. Однако план Гарро противоречит постановлению ООН, хотя отдельные члены ООН, например Англия и Франция, поддерживают этот план.

     «Я хотел бы, — сказал Фарид Зейнеддин, — выяснить у Вас точку зрения Советского Союза по этому вопросу».

     Я ответил, что ничего нового не могу добавить к тому, что было сказано делегацией Советского Союза на Генеральной Ассамблее.

   В заключение беседы сирийский посланник выразил надежду, что отношения между Советским Союзом и Сирией будут укрепляться. 

   «Это в наших общих интересах», — сказал я. Беседа продолжалась 15 минут. На беседе присутствовал тов. Немчинов. 



 А. Громыко





АВП РФ. Ф. 0128. Оп. 13. П. 12. Д. 4. Л. 1—2.




*Документ разослан: Сталину, Молотову, Маленкову, Берия, Микояну, Кагановичу, Булганину.


 
ТЕЛЕГРАММА ПОСЛАННИКА СССР В ИЗРАИЛЕ П.И. ЕРШОВА В МИД СССР



3 марта 1950 г.

     3 марта посетил Шаретта по его приглашению. Он информировал о результатах переговоров Израиля с Трансиорданией. Исходным пунктом этих переговоров, начал Шаретт, явился тот факт, что Израиль, несмотря на заключение соглашений о перемирии, которые стабилизировали лишь военное положение, продолжает оставаться в изоляции от арабских стран. Однако Израиль нуждается в длительном спокойствии в этом районе, чтобы успешно заниматься строительством государства. Израиль имеет 180 тысяч арабов и заинтересован в том, чтобы они не были пятой колонной, в особенности когда границы Израиля крайне растянуты. Эти причины вынуждали Израиль добиваться всеми мерами упрочения отношений с арабскими странами. Но для этого необходимо пробить брешь в арабском мире и договориться вначале с какой-либо одной страной. Для Израиля было бы желательно заключить мир прежде всего с Египтом, поскольку это наиболее стабильная страна из всех других арабских стран. Однако там пришло к власти новое правительство, и его отношение к Израилю еще неизвестно. 



     Слабым звеном в цепи арабских стран, продолжал Шаретт, явилась Трансиордания, которая хочет закрепиться в арабской части Палестины. Израилю это не нравится, и он предпочел бы иметь на своей границе новое, демократическое государство, но поскольку на указанной территории нет политических сил, которые могли бы организовать новое государство, приходится мириться с существующим положением, так как воевать за это новое государство Израиль не намерен.



     Переговоры с Трансиорданией велись давно, но только на днях создалась возможность заключить договор о ненападении. Это не мирный договор, а только шаг к нему. С другой стороны, он не обязывает Израиль на признание аннексии арабской части Палестины, однако он запрещает использовать эту территорию войскам других стран. Если бы такой договор был заключен (придерживаюсь стиля Шаретта), то он дал бы Израилю ряд преимуществ:



     1. Он пробил бы брешь в арабском лагере, что имеет огромное моральное и пропагандистское значение.



     2. Он был бы заключен без посредничества ООН путем прямых переговоров и явился бы прецедентом для других арабских стран.



     3. Договор имел бы еще большее значение, если бы предусматривал возобновление экономических отношений.



     4. Он не говорил бы ничего о возвращении арабских беженцев, поскольку Трансиордания не ставила этого вопроса, однако Израилю придется заплатить компенсацию за потери, понесенные беженцами.



     5. Договор предусматривал бы также доступ к горе Скопус, открытие старой иерусалимской дороги через Латрун и ряд других мелких взаимных уступок. Возможно, что по торговому соглашению Трансиордании будет выделена «свободная зона» в Хайфе и согласован вопрос о возобновлении работы поташных заводов Мертвого моря. Договор закреплял бы статус-кво границ Израиля, в том числе Негева. Если бы эта беседа была вчера, то он, Шаретт, мог бы сказать, что договор будет подписан через 2—3 дня. Однако сегодня стало известно об отставке трансиорданского правительства. Разумеется, что это является демонстрацией против договора, но Абдаллах, очевидно, создаст такое правительство, которое не будет ему мешать в заключении договора с Израилем. Шаретт добавил, что в настоящее время его интересует, какую позицию займет Англия. До сих пор она занимала выжидательную позицию, не вмешиваясь в переговоры и не оказывая никакого давления на Трансиорданию, закончил Шаретт.



     Пользуясь данным визитом, я вручил Шаретту ноту миссии согласно Вашим указаниям. Содержание ноты произвело сильное впечатление на Шаретта и присутствовавшего на беседе Эльяшива. Шаретт сказал, что сделает все возможное, чтобы «прийти к взаимному соглашению и ликвидировать состояние конфликта по этому вопросу». Он спросил о практическом значении для нас этого вопроса, и я ответил, что это имеет и принципиальное, и практическое значение. Эльяшив пытался начать дискуссию о гражданских правах лиц, отказывающихся служить в армии Израиля, но я прервал Эльяшива и сказал, что его точка зрения высказана в ноте МИД от 22 февраля, на которую дан полный ответ в ноте миссии от 3 марта. В заключение Шаретт повторил, что сделает все возможное и что нота миссии будет рассмотрена с должным вниманием.



 Ершов



АВП РФ. Ф. 059. Oп. 24. П. 52. Д. 332. Л. 62—65.
  
Водружение самодельного флага Израиля в Эйлате, ознаменовавшее окончание первой арабо-израильской войны (она же Война за независимость Израиля). 10 марта 1949 года.


 
ЗАПИСКА МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР А.Я. ВЫШИНСКОГО ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(Б), ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР И.В. СТАЛИНУ*





16 марта 1950 г.

Сов. секретно
 

  
     На IV-й сессии Генеральная Ассамблея ООН 9 декабря 1949 г. приняла резолюцию, подтверждающую свое прежнее решение от 29 ноября 1947 года об интернационализации Иерусалима и поручающую Совету по Опеке выработать статут международного режима и ввести его в действие. Советская Делегация голосовала за эту резолюцию. Однако решение Ассамблеи об интернационализации Иерусалима не получило поддержки ни одной из заинтересованных сторон — ни евреев, ни арабов — жителей Иерусалима. 



   По мнению МИД СССР, в настоящее время нецелесообразно придерживаться старой позиции и следует поручить тов. Малику сделать заявление Трюгве Ли о том, что Советское Правительство не считает возможным поддерживать далее указанное постановление Генеральной Ассамблеи и выражает уверенность, что ООН сумеет найти решение вопроса об Иерусалиме, приемлемое для арабов и евреев. 



     Проект указания тов. Малику прилагается.



     Прошу рассмотреть.



 А. Вышинский



 АВП РФ. Ф. 07. Оп. 23а. П. 4. Д. 41. Л. 31. Копия.



* Копии документа разосланы: Молотову, Маленкову, Берия, Микояну, Кагановичу, Булганину.


  
ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ ВРЕМЕННОГО ПОВЕРЕННОГО В ДЕЛАХ СССР В ЕГИПТЕ С.П. КИКТЕВА С ДИРЕКТОРМ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДЕПАРТАМЕНТА МИД ЕГИПТА С. АБУЛЬ ФЕТУХОМ



1 апреля 1950 г.

Секретно


     На приеме в Чехословацкой миссии беседовал с Фетух-беем.

      Из высказываний Фетух-бея заслуживает быть отмеченным следующее:

1. Работы Совета Арабской Лиги, по его словам, зашли в тупик по причине подозрений, испытываемых арабскими странами к Трансиордании в связи со слухами о переговорах относительно заключения мирного договора между Трансиорданией и Израилем. Как выразился Фетух, арабские страны не хотят допускать заключения с Израилем сепаратного мира.

2. На мое замечание о том, что из египетских газет можно сделать вывод о наличии в Египте тенденций к заключению мирного договора с Израилем, Фетух весьма категорически заявил, что Египет никогда не признает Израиль и не собирается вести с ним прямых переговоров о мирном договоре. Фетух тут же отметил, что сторонником урегулирования отношений с Израилем является Сидки-паша и его окружение.

Не желая, чтобы у Фетуха создалось впечатление о том, что я проявляю специальный интерес к вопросу о мире Египта с Израилем, я не стал развивать эту тему и спросил у Фетуха, какое положение может сложиться в случае, если Трансиордания уклонится от участия в работах Совета Лиги.

3. Фетух сказал, что он не верит в будущее Арабской Лиги и что он принадлежит к числу тех, кто настроен в отношении ее перспектив пессимистически. Переживаемые сейчас Лигой затруднения, сказал он далее, удается преодолеть, но в будущем, рано или поздно, в связи с желанием каждого из правительств арабских стран проводить свою собственную политику возникнут такие трудности, которые Лига не преодолеет и это закончится ее крахом.

Фетух отметил, что в Египте развивается движение против Лиги и против участия Египта в этой организации.

На мой вопрос, отражает ли это движение настроения правительства и правительственных кругов, Фетух дал отрицательный ответ. Он сказал, что правительство является сторонником участия Египта в Арабской Лиге.

На мой вопрос, кто же является душой этого движения, Фетух ответил, что главой движения, направленного против Лиги, выступает Сидки-паша, объединяющий вокруг себя значительную по своему влиянию группу. Сидки-паша, по словам Фетуха, высказывается за отказ от проведения Египтом «арабской политики», и за принятие «египетской национальной политики», которая отвечала бы исключительно интересам Египта.

Временный поверенный в делах СССР в Египте С. Киктев

АВП РФ. Ф. 087. Оп. 13. П. 22. Д. 7. Л. 43—44.




ЗАПИСКА ЗАВЕДУЮЩЕГО ОТДЕЛОМ СТРАН БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА МИД СССР И.Н. БАКУЛИНА И ЗАВЕДУЮЩЕГО ОТДЕЛОМ ПО ДЕЛАМ ООН А.А. РОЩИНА МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР А.Я. ВЫШИНСКОМУ

6 апреля 1950 г.
Секретно

     Считаем целесообразным, чтобы тов. Царапкин не принимал приглашения правительства Израиль посетить Иерусалим в качестве представителя члена Совета по Опеке, мотивируя свой отказ принять приглашение необходимостью использовать для лечения предоставляемый ему отпуск.

      Принятие т. Царапкиным приглашения правительства Израиля явилось бы антиарабским жестом, в котором СССР не заинтересован. Можно также не сомневаться, что аналогичное приглашение направлено представителю гоминьдановской группы в Совете по Опеке, а поэтому принятие т. Царапкиным указанного приглашения явилось бы в известном отношении отказом Советского Союза от решения не принимать участия в работе тех органов ООН, в которых участвуют гоминьдановцы. 

И. Бакулин, А. Рощин

АВП РФ. Ф. 07. Оп. 23а. П. 4. Д. 41. Л. 34.




ТЕЛЕГРАММА ПОСЛАННИКА СССР В ИЗРАИЛЕ П.И. ЕРШОВА В МИД СССР


26 мая 1950 г.

     Заявление правительств США, Англии и Франции по вопросу о снабжении оружием Израиля и арабских стран*, которое было передано 25 мая представителями этих стран в Израиле генеральному директору МИД Эйтану, встречено в израильских правительственных кругах с большим удовлетворением. В официальном сообщении представителя МИД для печати, равно как и в комментариях правительственных и буржуазных газет отмечается особенно тот факт, что заявление трех держав «означает прекращение дискриминации, которая имела место до сих пор в отношении поставок оружия и военных материалов странам Ближнего Востока», и в то же время является «прочной гарантией» существующих границ Израиля. Действительные цели и последствия этого заявления всячески замалчиваются.

В кругах прогрессивной общественности мнение, которое высказал в беседе со мной доктор Снэ, подчеркивают прежде всего антисоветскую направленность заявления трех держав и факт включения Израиля в общий антисоветский фронт, организуемый США и Англией на Ближнем Востоке.

 Заявление трёх держав, по словам Снэ**, означает:

1) Англо-американские противоречия как будто отходят на второй план и ведущее место занимает общность интересов и согласованность политики.

2) Ближний Восток делится на сферы влияния: США — Сирия, Саудовская Аравия, Египет и Израиль; Англия — Трансиордания, Ирак и зона Суэцкого канала; Франция — Ливан.

3) Будет создан антисоветский Ближневосточный блок, несмотря на отсутствие мира между арабскими странами и Израилем, что до сих пор было одной из важных причин, мешавших созданию этого блока.

4) Поставка оружия Израилю будет оговорена конкретными условиями, которыми могут явиться: предоставление США права «с приближением угрозы агрессии» пользоваться израильскими портами и аэродромами, полная информация о состоянии и вооружении израильской армии, направление в армию специалистов, инструкторов и тому подобное.


Ершов

АВП РФ. Ф. 059а. Оп. 7. П. 13. Д. 4. Л. 13—14.

* Тройственная декларация правительств Великобритании, Франции и США от 25 мая 1950 г., где выражалась, в частности, готовность рассматривать заявки арабских стран и Израиля на поставки оружия.
** Снэ Моше - израильский общественный деятель, член руководства партии Мапам.


ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ ПОСЛАННИКА СССР В ЕГИПТЕ С.П. КОЗЫРЕВА С ПОСЛАННИКОМ ЛИВАНА В ЕГИПТА С. АЛЬ-ХУРИ 

5 июня 1950 г.
Секретно


      Сами аль-Хури нанес мне ответный протокольный визит. Я у него был с визитом 23 мая. Как во время моего визита к нему, так и сегодня беседа носила протокольный характер. В ходе беседы 5 июня Сами аль-Хури пожаловался, что ему приходится сейчас много работать в связи с предстоящим 12 июня заседанием Лиги Арабских стран. На мой вопрос, опубликована ли уже повестка дня этого заседания, Сами аль-Хури ответил, что повестка пока не опубликована, но что главным вопросом на этом заседании будет вопрос о Лондонской декларации трех держав относительно Ближнего Востока. На мое замечание, что эта декларация вызвала весьма оживленные отклики в прессе, Сами аль-Хури заявил, что это естественно, так как арабы очень недовольны этой декларацией. Они оценивают ее как акт, предпринятый правительствами США, Франции и Англии в пользу государства Израиль. Обещание трех держав снабжать арабские страны оружием не меняет этого характера декларации, так как арабские государства могут покупать это оружие и в других странах. Видно было, что Сами аль-Хури хотелось вызвать меня на разговор по этому вопросу, так как он несколько раз сказал, что арабские страны могут покупать оружие в других странах и даже в странах другого лагеря. Я уклонился от разговора на эту тему и спросил его об откликах на декларацию в Ливане. Сами аль-Хури ответил, что декларация в Ливане воспринята так же, как и в Египте, но что и в Ливане, как и в Египте, имеются люди, которые положительно оценивают эту декларацию.

В остальном беседа не представляла какого-либо интереса.

Посланник СССР в Египте С. Козырев

АВП РФ. Ф. 087. Оп. 13. П. 22. Д. 7. Л. 63—64.




ТЕЛЕГРАММА ПОСЛАННИКА СССР В ЕГИПТЕ С.П. КОЗЫРЕВА В МИД СССР


20 мая 1951 г.
Строго секретно
Снятие копий воспрещается



     Правящие круги Египта в последнее время начали проявлять заметное беспокойство развитием сирийско-израильского конфликта. Это беспокойство особенно усилилось в связи с сообщениями иностранной печати о проведении в Израиле частичной мобилизации, а также в связи с заявлениями представителей правительства Израиля, что последнее вопреки решению Совета Безопасности будет продолжать дренажные работы в районе озера Хуле.

Немало причиняет беспокойства египетским правящим кругам и факт посылки в Сирию иракских войск. Можно даже сказать, что правящая верхушка Египта больше всего обеспокоена именно этим последним фактом. Причем если она и не выражает по этому поводу своего мнения непосредственно и открыто, то за нее это делает контролируемая ею печать, и в частности, вафдистская печать. Вот уже в течение нескольких дней египетская печать наряду с повторением обвинений по адресу Израиля выражает видимое беспокойство фактом пребывания на территории Сирии иракских войск, прибывших туда, как известно, еще до решения Политического совета Лиги арабских стран от 18 мая об оказании военной поддержки Сирии. При этом газеты, хотя и со ссылками на иностранные источники, совершенно откровенно заявляют, что такая срочная посылка иракских войск в Сирию является делом рук английского правительства, которое преследует свои определенные и далеко идущие цели. Из сообщений печати следует, что намерения Англии состоят не только в том, чтобы в противовес американским позициям в Сирии усилить там свои позиции, но и в том, чтобы путем использования пребывания иракских войск в Сирии попытаться реализовать свои давнишние планы объединения Сирии, Ирака и Трансиордании, а если удастся, то и Ливана, в единый послушный Англии военный союз, или даже в единое государство в форме федерации или унии, под общим названием «Великая Сирия».

Естественно, что перспектива такого объединения Сирии, Ирака и Трансиордании не может, конечно, не вызывать беспокойства у египетской правящей верхушки, поскольку такое объединение направлено прежде всего против Египта. Реализация плана создания союза «Великая Сирия» во главе с династией хашимитов, как это и проектируется Англией, лишила бы Египет его ведущей роли на Арабском Востоке и поставила бы его в полную зависимость от этого союза. Само собою разумеется, что это еще больше обострило бы противоречия между участниками «Великой Сирии» с одной стороны, и Египтом и Саудовской Аравией, с другой. Но возможно, что этого именно Англия и добивается, следуя своему старому принципу колониального господства «разделяй и властвуй». Поэтому я вполне допускаю, что Англия действительно может иметь такие цели и в соответствующий подходящий для этого момент она может попытаться реализовать их. Однако в нынешних условиях вряд ли ей удастся без серьезного ущерба ее же интересам на Арабском Востоке достичь этих своих целей. Реализация в нынешних условиях плана создания «Великой Сирии» не только еще больше оттолкнула бы Египет, не говоря уже о Саудовской Аравии, от Англии, вследствие чего он немедленно оказался бы в полном подчинении у американцев, к чему и без того идет дело, но и еще больше обострила бы англо-американские противоречия в этом районе мира. Но это не в интересах Англии, которая и так все более и более слабеет здесь, уступая свои позиции американцам и в то же время пользуясь поддержкой последних в борьбе против национально-освободительного движения в странах Ближнего Востока.

Скорее всего, что слух насчет стремлений Англии реализовать уже теперь свои планы создания «Великой Сирии» пущен самими англичанами с целью попугать вафдистских правителей Египта и сделать их более послушными и уступчивыми в ходе англо-египетских переговоров о пересмотре (по требованию Египта) англо-египетского договора 1936 г., а заодно и отвлечь внимание египетской общественности от национальных требований Египта.

Как бы там ни было, но, судя по сообщениям печати, правящая верхушка Египта серьезно обеспокоена этими английскими маневрами и особенно самим фактом пребывания иракских войск на территория Сирии. Об этом свидетельствуют не только сообщения печати, но и высказывания некоторых египтян. Так, исполняющий обязанности шефа кабинета короля Юсеф-паша, у которого я был на обеде 18 мая, на мой вопрос, что он думает по поводу сообщений газет о целях посылки иракских войск в Сирию, которая связывается с планами создания «Великой Сирии», заявил, что он совершенно не исключает наличия у Англии таких планов, направленных против Египта, и считает, что сообщения печати по этому вопросу заслуживают внимания, поскольку они небезосновательны.

19 мая поверенный в делах Румынии Жоржеску рассказал мне о своей беседе с заместителем директора политического департамента МИД Египта Латифом, которую он имел в тот же день. На соответствующий вопрос Жоржеску Латиф заявил, что нахождение иракских войск в Сирии является неприятным для Египта фактом, хотя он, Латиф, и думает, что все кончится хорошо.

 Не в меньшей степени египетская правящая верхушка обеспокоена и дальнейшим обострением сирийско-израильского конфликта. Комментируя решение Политического совета Лиги арабских стран по вопросу о сирийско-израильском конфликте, принятое 18 мая в Дамаске, египетская печать подчеркивает готовность правительства Египта оказать немедленную вооруженную помощь Сирии. При этом египетская печать, несомненно, выражая мнение правящей верхушки, допускает возможность расширения сирийско-израильского конфликта, если, как здесь говорят, Израиль не подчинится решению Совета Безопасности*. Об этом свидетельствуют такие, например, факты. Только несколько дней тому назад вновь назначенный главнокомандующий египетскими вооруженными силами Хайдар-паша (занимал этот пост во время палестинской кампании, но был отстранен в связи с делом о злоупотреблениях в армии), 18 мая выехал в район Газы для инспектирования расквартированных там египетских войск.

Посетивший меня 19 мая шведский посланник Баг рассказал мне о своем прощальном визите к королю (Баг уходит в отставку по возрасту). Из беседы с королем у Бага создалось впечатление, что король боится расширения конфликта и допускает в этом случае возможность военных действий между Израилем и арабскими странами.

Трудно сказать, как дальше будут развиваться события, однако в настоящее время создается впечатление, что вся эта нервозность и шумиха вокруг сирийско-израильского конфликта искусственно раздуваются, по крайней мере, правящей верхушкой Египта, с единственной целью отвлечь внимание египетской общественности от внутриполитической и национально-освободительной борьбы египетского народа, что вполне соответствует и интересам англо-американских империалистов.

Козырев

АВП РФ. Ф. 059а. Оп. 7. П. 13. Д. 4. Л. 5—10.

*Речь идёт о резолюциях СБ ООН №92 (1951) от 8 мая 1951 г. и №93 (1951) от 18 мая 1951 г.



ЗАПИСКА МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР А.Я. ВЫШИНСКОГО И МИНИСТРА ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ СССР М.А. МЕНЬШИКОВА ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(Б), ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР И.В. СТАЛИНУ

17 сентября 1951 г.
Сов. секретно

     11 сентября 1951 года представитель крупной египетской фирмы «Аль-Аламия» обратился к торговому советнику Миссии СССР в Египте т. Алексеенко с просьбой продать этой фирме различного рода вооружение для оснащения двух мотомеханизированных дивизий. При этом представитель фирмы указал, что оружие может быть закуплено либо непосредственно в СССР, либо через третьи страны, в частности через Чехословакию.

Несмотря на то, что т. Алексеенко заявил представителю фирмы, что он не считает возможным обсуждать данный вопрос, как выходящий за рамки обычной торговли, на следующий день представитель фирмы передал т. Алексеенко письмо с изложением той же просьбы.

По сообщению нашего посланника т. Козырева, в письме указывается, что фирма желала бы приобрести следующие виды вооружения: самолеты, танки, минометы, тяжелые и легкие пулеметы, пистолеты различных типов, радиоаппаратуру и др.

Есть основания полагать, что это обращение египетской торговой фирмы о покупке вооружения в СССР сделано с ведома египетских властей. Не исключено, что такого рода обращением к нам о покупке оружия в СССР египетские правящие круги пытаются оказать давление на английское правительство и повлиять на его позицию в вопросе о пересмотре англо-египетского договора 1936 года.

МВТ и МИД СССР считают целесообразным поручить т. Алексеенко в устной форме сообщить представителю фирмы «Аль-Аламия», что вопросы, поставленные в его письме, обычно решаются путем переговоров между правительствами.

В случае обращения к нашей миссии египетских официальных лиц или правительственных органов с просьбой о продаже Египту оружия рассмотреть этот вопрос дополнительно.

Проект постановления ЦК ВКП(б) прилагается.
Просим рассмотреть*. 


М. Меньшиков, А. Вышинский

АВП РФ. Ф. 07. Оп. 24. П. 17. Д. 197. Л. 6—7. Копия.



ПРИЛОЖЕНИЕ

 Проект телеграммы посланнику СССР в Египте,
торговому советнику [миссии] СССР в Египте

Сов. секретно

      В связи с письмом, переданным представителем фирмы «Аль-Аламия» 13 сентября тов. Алексеенко, последний должен встретиться с представителем этой фирмы и сказать ему, что вопрос, поставленный в письме, не входит в его компетенцию как торгового советника и что, если этот вопрос является актуальным для египетской стороны, то правительство Египта, по-видимому, сможет найти должный путь для его обсуждения.

 Если в Миссию поступит запрос от официальных лиц или правительственных органов по данному вопросу, немедленно информируйте нас**. 

А. Вышинский, М. Меньшиков

АВП РФ. Ф. 07. Оп. 24. П. 17. Д. 197. Л. 10.

* Копии документа расзосланы: Молотову, Маленкову, Берия, Микояну, Кагановичу, Булганину, Хрущеву, Суслову. На документе помета: «Передать т. Зорину. Я. Вышинский 21/IX»
** На документе помета: «утв п83/613 от 26.IX»

Палестинские беженцы в лагере для беженцев Zerka, 1949.



УКАЗАНИЯ МИД СССР ПОСЛАННИКУ СССР В СИРИИ И ЛИВАНЕ 


30 июня 1952 г. 
Сов. секретно

     Посланник СССР в Сирии и Ливане должен:

1. В оценке международного положения Сирии и Ливана и внешней политики этих стран, а также отношений Советского Союза с Сирией и Ливаном исходить из положений ноты Советского Правительства правительствам Сирии и Ливана от 21 ноября 1951 года; изучать политику правительств Сирии и Ливана в отношении Советского Союза, регулярно информировать МИД СССР и вносить в необходимых случаях конкретные предложения по вопросам отношений Советского Союза с Сирией и Ливаном.

2. Следить за борьбой между США, Англией и Францией за господствующее положение в Сирии и Ливане и за тем, какое место отводят Сирии и Ливану Соединенные Штаты Америки и Англия в своих внешнеполитических и стратегических расчетах, и своевременно информировать об этом МИД СССР, внося в случае необходимости конкретные предложения; изучать методы и средства, с помощью которых США, Англия и Франция осуществляют проникновение в экономическую и политическую жизнь Сирии и Ливана и обеспечивают приход к власти угодных им правительств.

3. Следить за действиями США, Англии и Франции по сколачиванию враждебных Советскому Союзу блоков на Ближнем Востоке и, в частности, по созданию так называемого Средневосточного командования, а также за политикой правительств Сирии и Ливана в отношении этих мероприятий империалистических государств, систематически и своевременно информировать об этом МИД СССР.

4. Изучать страны пребывания, экономическое положение в этих странах, внутреннюю и внешнюю политику правительств Сирии и Ливана, в частности, следить за отношениями Сирии и Ливана с арабскими государствами и Турцией, а также за отношениями Сирии и Ливана с Израилем и своевременно информировать МИД СССР о всех важных фактах и событиях в области этих отношений.

5. Учитывая, что возглавляемая патриархом Александром Антиохийским православная церковь занимает положительную позицию в отношении русской православной церкви и поддерживает ее начинания, наблюдать за попытками США и Англии перетянуть патриарха Александра в свой лагерь, своевременно информировать центр и вносить предложения с целью не допустить перехода патриарха в лагерь противников Московской патриархии.

6. Учитывая важное значение сохранения влияния сторонников Эчмиадзина в Киликийском католикосате, наблюдать за попытками англо-американских агентов, арабских реакционных кругов и дашнаков захватить влияние в этом католикосате, информировать МИД СССР о положении в католикосате и своевременно вносить предложения с целью поддержки сторонников Эчмиадзина в католикосате.

7. Расширять связи с политическими и общественными деятелями Сирии и Ливана, а также с членами дипкорпуса с учетом обстановки в каждой из этих стран, соблюдая при этом необходимую осторожность; в случае обращений к посланнику или к работникам миссий со стороны оппозиционных по отношению к правительствам Сирии и Ливана деятелей проявлять большую осторожность, имея при этом в виду возможность подсылки к миссиям замаскированных агентов правительств Сирии и Ливана или враждебных Советскому Союзу держав; о всех таких случаях немедленно информировать МИД СССР.

8. Использовать имеющиеся возможности распространения в Сирии и Ливане правдивой информации о Советском Союзе, внешней политике Советского Правительства, достижениях СССР в хозяйственном и культурном строительстве; больше уделять внимания бюллетеню «Советские новости», выпускаемому Миссией СССР в Ливане, принимая меры к тому, чтобы публикуемые в бюллетене материалы не давали властям повода для закрытия бюллетеня.

9. Осуществлять общее руководство работой корреспондента ТАСС и следить за содержанием информации, посылаемой корреспондентом в центр.

Министр иностранных дел Союза ССР А. Вышинский

АВП РФ. Ф. 0106. Оп. 11. П. 17. Д. 1. Л. 12—14.




ТЕЛЕГРАММА ПОСЛАННИКА СССР В ЕГИПТЕ С.П. КОЗЫРЕВА В МИД СССР

29 января 1953 г.
Строго секретно

     29 января нанес протокольный визит премьер-министру генералу Нагибу. Наша заявка об этом визите была сделана 15 января.

Нагиб принял меня подчеркнуто любезно, всячески старался выказать внимание ко мне и нарочито затягивал беседу, которая продолжалась минут 40—45. Трижды я пытался подняться, чтобы закончить беседу, но всякий раз Нагиб давал понять, что он еще что-то хочет сказать. Первая часть беседы носила протокольный характер.

Но в связи с моими вопросами о здоровье Нагиб начал говорить о том, что ему приходится много работать и в очень трудных условиях, но что он рад служить народу в целях обеспечения ему независимости, свободы и материальных условий жизни. В этом своем стремлении, заявил Нагиб, он берёт пример с вождя советского народа И.В. Сталина, под руководством которого советский народ, осуществляя пятилетки, добился выдающихся успехов, свободной и богатой жизни, а также обеспечил независимость своей страны. Я на это заметил, что советский народ, обязанный своими успехами Ленину и Сталину, искренне желает таких же успехов египетскому народу. Указав на то, что он стремится достигнуть этих целей и прежде всего обеспечить независимость своей страны, Нагиб заявил, что, к сожалению, на своем пути Египет встречает много трудностей и вынужден искать помощи у других стран. Нагиб закончил это свое заявление вопросом: не можете ли вы, Советский Союз, помочь нам в нашем деле? Я на это ответил, что Советский Союз всегда относился с пониманием и сочувствием к национальным стремлениям народов Востока и, в отличие от других держав, которые смотрят на страны Ближнего и Среднего Востока, как на свои колонии, неизменно следовал политике поддержки справедливых национальных требований народов этих стран, поддержал в Совете Безопасности в 1946 г. требование Сирии и Ливана и в 1947 г. требование Египта о выводе иностранных войск с территории этих стран.

К этому я добавил, что всему миру известно об этой политике Советского правительства, которую оно вновь подтвердило в своей ноте правительствам арабских стран от ноября 1951 года по поводу предложения четырёх держав этим странам принять участие в агрессивном Средневосточном командовании, направленном против СССР и стран народной демократии, а также против независимости и суверенитета стран Ближнего и Среднего Востока, включая Египет. Нагиб ответил, что Средневосточное командование действительно направлено против СССР и стран народной демократии, но что вопрос о том, направлено ли оно также и против стран Ближнего и Среднего Востока, в частности против Египта, для него лично остается неясным. Если англичане и американцы, продолжал Нагиб, согласятся удовлетворить национальные чаяния Египта и предоставить ему оружие, то он будет считать, что Средневосточное командование против Египта не направлено; если же они откажутся удовлетворить египетские национальные требования и не дадут Египту оружия, то будет ясно, что Средневосточное командование направлено также против стран Среднего Востока и против Египта. Я заметил, что создание Средневосточного командования предполагает оккупацию стран Среднего Востока войсками организаторов этого командования и создание военных баз на их территориях, что естественно приведет к потере независимости и суверенитета этих стран. В ответ на это Нагиб заявил буквально следующее: «Поставьте себя на мое место. Что в таком положении стали бы делать Вы? Готова ли Россия продать Египту танки, самолеты и другое вооружение». Далее Нагиб заявил, что стоящие перед ним проблемы он будет разрешать как путём проведения соответствующей политики, так и путём применения силы и что ради достижения указанных им целей — и в первую очередь ради обеспечения вывода английских войск — он вынужден искать помощи у других стран. Сказав это, Нагиб снова повторил свой вопрос: готова ли Россия предоставить Египту танки и самолеты?

Я ответил, что, как известно, самолёты и танки не являются предметом обычной торговли и тут же как бы в шутку спросил, где теперь Египет покупает такие товары. Нагиб сначала ответил, что самолеты и танки ему дают американцы и англичане, но тут же поправился, заявив: говорят, что дадут. В связи с моим обращением к переводчику на русском языке, Нагиб, поняв, что я не хочу продолжать разговор о самолетах, перевел его на другую тему, заговорив о русском языке. Он сказал, что начал изучать русский язык, уже знает несколько слов, купил лингафон, но что сейчас совершенно не имеет времени для такой работы. Провожая, Нагиб вышел со мной в приемную, где находились фоторепортеры и журналисты египетских газет. На обращенный ко мне вопрос одного из журналистов о целях визита я ответил, что это был первый протокольный визит вежливости.

От беседы с Нагибом у меня создалось впечатление, что, притворяясь чуть ли не другом СССР и играя словами в «безвыходное» положение и «необходимость» получения помощи у других стран, под которыми имеются в виду лишь США, он предпринял попытку заранее оправдать свою политику втягивания Египта в антисоветский агрессивный блок, якобы в целях обеспечения удовлетворения национальных чаяний египетского народа. Несомненно также, что столь длительная беседа со мной потребовалась ему для целей демагогии внутри страны.

Козырев

АВП РФ. Ф. 059а. Оп. 7. П. 13. Д. 4. Л. 35—39.



ТЕЛЕГРАММА ПОСЛАННИКА СССР В ЕГИПТЕ С.П. КОЗЫРЕВА В МИД СССР

10 февраля 1953 г.
Строго секретно

     Ваше указание от 10.II.53 получил и принял к руководству.
     Считаю необходимым сообщить следующее:

1. Возможно, что я ошибаюсь, Вам, конечно, виднее, но у нас (со мной был третий секретарь Червяков) не создалось впечатления, что мое заявление о том, что танки и самолеты не являются предметами обычной торговли, Нагиб, который говорил о продаже ему танков и самолетов, мог понять в том смысле, что советское правительство заинтересовано в продаже Египту вооружения. Из этого ответа следует, по-моему, совершенно обратное.

Не имея на то специальных указаний, я не счел себя вправе сделать заявление Нагибу в духе Вашего от 10.II. Сказать Нагибу в ответ на его заявление о продаже самолетов и танков, которое он сделал между прочим, мимоходом, что я доложу об этой беседе правительству, — это означало бы в какой-то степени ангажировать советское правительство, на что я не имел права, и дать тем самым Нагибу возможность оправдывать перед египетской общественностью свою враждебную в отношении СССР политику и политику открытого сотрудничества с США заявлениями о том, что СССР не пошел ему навстречу. Я так представлял себе это дело, но, как видно, ошибся.

2. На днях я буду с протокольным визитом у нового зам[естителя] министра иностранных дел Абуль Фетуха. Не исключено, что в тех же демагогических целях Фетух также может затронуть вопрос о продаже танков и самолетов. Прошу указаний, можно ли и ему ответить в соответствии с Вашим от 10.II.53 г.

Козырев

Справка: 10.II.53 г. т. Вышинский дал указание, если Нагиб вернется к вопросу о продаже вооружения, сказать Нагибу, что Советское правительство не заинтересовано в продаже оружия, но что этот вопрос можно было бы рассмотреть, если Египетское правительство заинтересовано в этом.

АВП РФ. Ф. 059а. Оп. 7. П. 13. Д. 4. Л. 40—41.

Визит директора ЦРУ Аллена Даллеса в Израиль, май 1953 г. Даллеса сопровождают конгрессмен Гарольд Стассен и глава израильского МИДа (слева) Моше Шарет



ТЕЛЕГРАММА ПОСЛАННИКА СССР В ЕГИПТЕ С.П. КОЗЫРЕВА В МИД СССР



13 октября 1953 г.
Строго секретно


     13 октября нанес прощальный визит* президенту Нагибу**, который якобы в связи с болезнью принял меня в своей частной резиденции.

Нагиб по своей инициативе затронул вопрос о советско-египетских отношениях. Он заявил, что египетское правительство искренне желает укрепления дружественных отношений с Советским Союзом на базе дальнейшего развития советско-египетской торговли. Вспомнив мою беседу с ним в январе сего года, когда он спрашивал меня, не может ли Советское правительство продать Египту оружие, Нагиб заявил, что было бы хорошо, если бы вместе с развитием советско-египетских торговых отношений расширился бы прямой товарообмен, например, египетского хлопка на советское вооружение, сельскохозяйственные машины и различное промышленное оборудование. Я ответил, что доложу Советскому правительству об этом заявлении Нагиба. После этого Нагиб уточнил, что вооружение он упомянул лишь в качестве примера и вопроса о покупке в СССР оружия не поднимает. Продолжая, он подчеркнул, что Египет крайне заинтересован в закупке в СССР в обмен на хлопок различных сельскохозяйственных машин, в частности, тракторов и промышленного оборудования. Я рассказал Нагибу, что после подписания советско-египетского платежного соглашения по инициативе египетской стороны были начаты переговоры о заключении более широкого торгового договора, и египетская сторона обещала представить конкретные предложения по развитию товарообмена между нашими странами, а также проект указанного договора. По получении этих предложений, добавил я, они будут рассмотрены соответствующими советскими органами. В ответ на это Нагиб заявил, что он даст указание министру иностранных дел ускорить переговоры о заключении торгового договора с СССР, так как Египет крайне заинтересован в расширении и укреплении экономических отношений с Советским Союзом, на базе которых можно было бы развивать отношения между двумя странами и в других областях, например, культурные связи. Подчеркнув, что укрепление дружественных отношений с Советским Союзом является искренним желанием египетского правительства, Нагиб заявил, что исходя именно из этого желания он и направил в качестве своего посланника в Москву аль-Масри.

Воспользовавшись заявлением Нагиба насчет развития культурных связей, я сказал, что Советское правительство, проводя политику дружественного сотрудничества со всеми странами, и в том числе с Египтом, всячески содействует и развитию культурных отношений между странами.

Далее я указал, что в деле развития культурных отношений между СССР и Египтом встречаются серьезные трудности, которые являются результатом того, что органы египетской цензуры чинят препятствия этому делу. Я привел случай с кинофильмами «Садко» и «Большой концерт», которые еще два месяца тому назад были представлены на цензуру, но разрешение на демонстрацию их до сего времени не получено.

Нагиб заявил буквально следующее:

«Я искренне делал бы установления тесного культурного сотрудничества между Египтом и СССР, но скажу откровенно, что меня могут заподозрить англичане и американцы, которые в ответ на это могут раздавить меня и смести мой режим. А для того, чтобы оказать им сопротивление, Египет не имеет пока ни сил, ни возможностей. Поэтому я вынужден делать и антикоммунистические заявления, хотя и не имею определенного представления о коммунизме».

Продолжая, Нагиб заявил, что в настоящее время он вынужден «вести игру с американцами и англичанами и между двумя блоками» и будет это делать до тех пор, пока не укрепит свой режим в политическом, экономическом и военном отношениях.

После этого Нагиб заинтересовался фильмами «Садко» и «Большой концерт». Я рассказал их содержание. Нагиб выразил желание посмотреть оба фильма. Я обещал прислать ему эти фильмы.

В остальном беседа носила протокольный характер.

Нагиб назначил мне прием как раз на то время, когда я должен был нанести прощальный визит министру иностранных дел Фаузи. Этот визит был отменен, и я Фаузи не посетил, так как в другое время он, по его словам, был занят другими ранее назначенными встречами.

Пошлю Фаузи визитную карточку.

Козырев

АВП РФ. Ф. 059а. Оп. 7. П. 13. Д. 4. Л. 42—45.

* С.П. Козырев покидал Египет в связи с новым назначением. Посланником СССР в Египте был назначен Д.С. Солод
** 18 июня 1953 г. Египет провозглашён республикой. Президентом Египетской республики назначен генерал Мохаммед Нагиб (1901-1984). Гамаль Абдель Насер становится заместителем премьер-министра. Менее чем через год Насер станет премьер-министром. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий