четверг, 26 февраля 2015 г.

В следствие пожара пострадала библиотека ИНИОН РАН


В ночь с 30 на 31 января 2015 года в Институте научной информации по общественным наукам (ИНИОН РАН) произошёл пожар и частичное обрушение здания. Огонь бушевал более суток. На место пожара приезжали президент РАН Владимир Фортов и вице-премьер правительства Аркадий Дворкович. Помощь ИНИОНу обсуждалась на заседании правительства с участием Дмитрия Медведева. Это заслуженное внимание. ИНИОН в представлении не нуждается. Вся последующая после пожара неделя прошла в подсчёте ущерба, а он значителен. Помимо капительного ремонта здания и, возможно, его частичной перестройки, погибло главное - часть фонда Института, насчитывающего порядка 14,2 млн. книг, журналов, газет и документов. Предполагается, что погибло порядка 20% материалов из этих фондов. Некоторые материалы сохранялись в единственном экземпляре. 


Пожар в ИНИОН РАН. 31/01/2015. РИА Новости


Уже после первых сообщений о пожаре в блогосфере и социальных сетях появилось большое количество информации об истории Института и его работе. В т.ч. и критических. Была исправлена и дополнена основная статья об Институте на Википедии и написана новая, о пожаре. А профессор кафедры практической философии ГУ ВШЭ Александр Филиппов рассказал своим читателям на Facebook о работе некогда таинственных советских спецхранов. Текст А. Филиппова в кавычках:


«В СССР существовало несколько видов секретности и несколько видов допуска к секретным материалам. Наверное, такие градации есть и сейчас, но я про них не знаю, а и знал бы, не проболтался бы. Не находка я для шпиона. В спецхраны ИНИОН и других общественно-научных библиотек можно было попасть по так называемой третьей форме допуска. Получение ее выглядело так: сотрудник подавал заявление начальнику, тот его подписывал. Ни одного случая отказа в допуске работающему сотруднику мне не известно. 
-----------------------
В этом месте кто-то начнет прыгать от злобы. 
Не прыгайте, дочитайте до конца.
---------------------
О существовании спецхрана я узнал так. Мой однокурсник долго изучал план ГЗ МГУ (высотки). Каждый квадратик означал комнату, каждая комната была названа. На 22 этаже он нашел пустой квадрат и решил, что это спецхран. Мы потащились на кафедру (студенты третьего курса!) и попросили допуск. Взяли бумажки и пошли. Тетки смотрели на нас подозрительно. На полках стояли - по-русски - Мангейм, Адорно, Вебер, Ясперс. В автобусе я громко рассказывал отцу про находки. Он пугался, шипел на меня: "Ты даже не должен говорить, что такое есть"! - С тех пор я каждый год начинал с оформления допусков: ВГБИЛ, ИНИОН, Ленинка. Иногда оформляли список всем сектором, например, для родного института - там была библиотека, филиал ИНИОН, и спецхран тоже был. В Ленинке спецхран был дурацкий и тесный, там требовали прошитую с номерамии страниц тетрадь оставлять на выходе. В Иностранке он был за обычной стеклянной дверью на 4 этаже. В ИНИОН - глухой зал без окон почти в конце коридора. Я сидел там до ночи, в 9 или 10 вечера прекращался шум вентиляции.
____________________
Что там было, в спецхране-то? Страшные тайны совецкой власти? Что льву в зоопарке не докладывают мяса? да нет. Книги попадали туда решением каких-то идиотов. Одна и та же книга Лумана была в ИНИОН и ВГБИЛ в открытом доступе, а в Ленинке - в спецхране. На книги, которые приходили в СССР, цензор мог поставить значок в виде открытого уголка - в открытый доступ. А мог поставить - в виде шестигранника - в спецхран. А в чем разница? Внимание. В библиотеку и в спецхран попадали одни и те же люди. Просто одни оформили себе допуск, другим было не нужно или в лом. Значит ли это, что в СССР была свобода и вас обманывали? Нет. Не было там никакой свободы, просто несвобода устроена по-другому. Кто мог попасть в ИНИОН? - Сотрудник (хотя бы аспирант-лаборант) академического института. Преподаватель вуза (даже и не московского), другие - по письму администрации. И то же - спецхран. Но почему так просто? Потому что сомнительных и недостойных уже отсеяли. Не взяли на работу. Просто с улицы в библиотеку было не попасть. Конечно, взаимопомощь интеллигенции была всегда. Сам я проводил еще в библиотеку МГУ своего одноклассника читать Фрейда (не в спецхран). В спецхран так просто было не пролезть. Но в общем записаться и читать могли десятки тысяч людей. Вот такое тайное хранилище. 
----------------------
Что там было еще? Обзоры и рефераты, позже переводы с грифом "ДСП" (для служебного пользования). Гриф такой означал, что сослаться на источник в открытой публикации нельзя. Но на первоисточник можно. Объективно это несколько способствовало подъему культуры. Больше ни одного ограничения я не помню. Читал, что хотел, хотя во ВГБИЛ пытались как-то детерминировать мои интересы. Отбрехался. Ссылался, на что хотел. Цитировал. Книги оттуда нельзя было взять на дом, поэтому и хранились они лучше, и крали их много реже. Впрочем, переводы были некоторые зачитаны до дыр»





Книгохранилище РГБ, 2010.

Материалы по теме пожара в ИНИОН РАН:

Пост столичного чиновника  о повседневной работе сотрудников ИНИОНа 2013 года
Подборка материалов «Афиши» о пожаре

Комментариев нет:

Отправить комментарий