вторник, 24 февраля 2015 г.

Андрей Ланьков о новом витке российско-северокорейских отношений


28 января Кремль сообщил: «прорабатывается вопрос» о визите в Москву высшего руководителя КНДР, маршала Ким Чен Ына

Официальное представление наследного принца Кима III народу и миру, военный парад в Пхеньяне 10 октября 2010. Kyodo News/AP Photo. Через 14 месяцев Ким Чен Ира не станет.

 О том, что третий правитель из династии Кимов может появиться в Москве 9 мая, на праздновании 70-летия Победы, говорят уже давно. Это путешествие станет его первой заграничной поездкой в качестве главы государства — как ни странно, маршал Ким ещё ни разу не встречался с руководителями других государств. Удивляться визиту Ким Чен Ына в Москву не приходится: 2014 год был отмечен резкой активизацией контактов между Москвой и Пхеньяном — такого не наблюдалось с середины 1980-х годов. Подписано большое количество двусторонних соглашений, включая договоренность о предотвращении опасной военной деятельности у границ двух стран. Началось обсуждение вопроса о взаимных безвизовых поездках граждан. Урегулирована проблема северокорейского долга в $11 млрд: 10 млрд Москва согласилась списать Пхеньяну, а ещё миллиард будет выплачен в течение 20 (!) лет. В октябре стороны начали осуществлять взаимные расчёты в рублях. 



 Главное, чего хочет Ким Чен Ын, — это уйти от объятий Пекина, которые стали слишком уж тесными: в последние годы на Китай приходится около 80 % всего северокорейского внешнеторгового оборота. Это обстоятельство не может не беспокоить северокорейских дипломатов, которые уже много десятилетий стремятся к тому, чтобы иметь нескольких спонсоров, на противоречиях которых можно при необходимости умело играть. На протяжении четверти века — с начала 1960-х и до конца 1980-х — в качестве двух соперничающих спонсоров выступали Китай и СССР, а в более поздние времена игра шла в основном на противоречиях в треугольнике Пекин–Вашингтон–Сеул. Россия фактически устранилась из корейской политики в начале 1990-х. Субсидии Пхеньяну были приостановлены, а торговля сократилась до микроскопического размера: в отдельные годы в списке торговых партнеров КНДР Россия стояла рядом с Таиландом и Голландией. Сейчас товарооборот КНДР и России составляет примерно $100 млн в год, то есть в 65 (!) раз меньше, чем оборот КНДР и Китая. 

Ким III в окружении женщин-военных после запуска очередной ракеты. Reuters. Последние 2,5 года фотографии подобного рода приходят из Северной Кореи регулярно.


 Однако в последние годы пхеньянские дипломаты вновь пытаются вовлечь Россию в большую игру на Корейском полуострове. Особенно активными эти попытки стали с началом украинского кризиса. Похоже, в Пхеньяне многие сейчас воспринимают Россию как возрожденный вариант СССР и, соответственно, ожидают от Москвы значительной помощи — в качестве поощрения за антиамериканскую, антизападную позицию КНДР.  Вдобавок новое китайское руководство относится к Пхеньяну весьма прохладно, стремясь налаживать отношения с Южной Кореей, которую в Пекине, возможно, надеются со временем вывести из американской сферы влияния и которая уже сейчас является важнейшим торговым партнером КНР: объем торговли Китая с Южной Кореей в 40 раз превышает торговлю с Кореей Северной. Неслучайно председатель КНР Си Цзиньпин уже побывал в Сеуле, а в Пхеньян, кажется, пока не собирается. 

Россия бесспорно стремится к налаживанию отношений с КНДР — в том числе и потому, что связи с Пхеньяном придадут ей дополнительный политический вес в переговорах по корейской проблеме, позволив выступать в качестве посредника. Однако на прямое субсидирование со стороны Москвы Пхеньяну рассчитывать все же не стоит: времена резко изменились, в России — полноценный кризис, она отрезана от внешних займов, и ей нужно получать прибыли от инвестиций уже в обозримом будущем, а не после призрачной победы над американским империализмом. Неясно, правда, осознает ли это молодой маршал Ким…


Ланьков Андрей. Здравствуй, третий Ким! / The New Times № 3 (354), 2.02. 2015

Комментариев нет:

Отправить комментарий