вторник, 6 января 2015 г.

По делу БОРН допросили Илью Горячева и Михаила Волкова


В понедельник 22 декабря Мособлсуд продолжил слушания по делу БОРН. Пока на заседание доставляли из СИЗО свидетеля Илью Горячева — предполагаемого лидера банды, суд успел допросить третьего подсудимого — Михаила Волкова.

Михаил Волков. Октябрь 2013 года. Фото: Алексей Ничукин / РИА Новости

32-летний Волков — самый взрослый из подсудимых, в начале двухтысячных входил в нацистскую группировку «ОБ 88», тогда же получил срок за участие в погроме Царицынского рынка — дали 9 лет колонии, Верховный суд снизил срок до пяти, вышел по УДО. Волкова экстрадировали в 2012 году из Украины, где тот скрывался с семьей с 2009 года. Вину в убийствах антифашиста Федора Филатова и одного из «черных ястребов» Расула Халилова он признал, отрицает только мотив и то, что сделал это в составе банды. Об этом Михаил Волков и рассказал в свободном рассказе присяжным. По его словам выходило, что он был если и не Робин Гудом, то чем-то очень похожим. «Лидер маргинальной группировки, который приучил своих бойцов пользоваться при нападениях ножами и кастетами, — описывал Волков Федора Филатова. — Он и его группировка нападали на подростков, на женщин с маленькими детьми, на музыкантов, играющих неправильную музыку, на активистов, даже на православный крестный ход нападали». «Откуда вам все это известно? — Никита рассказал. — Вы не считали нужным проверить информацию? — Никита был убедительным!» При этом подсудимый, говоря о Филатове, упорно избегал слова антифашист. И ни разу за весь допрос его не произнес. Оно и понятно — ему вменяют убийства по идеологическим мотивам, Волков же утверждает, что совершал преступления из мести. Впрочем, на вопрос, за что он мстил Филатову, ответ был странным: «Он совершал противоправные действия в отношении моего народа, который мне как семья! Это была самооборона в широком смысле слова». По словам Волкова, убивать Филатова они с Тихоновым не планировали, «хотели только наказать, но нож на всякий случая я у Никиты взял». Федор Филатов был убит у подъезда своего дома 10 октября 2008 года. Тихонов первым напал на антифашиста, затем подошёл Волков и нанес «пять-семь ударов ножом в туловище». «Экспертиза показала, что Филатову нанесли больше двадцати ножевых ранений. Как вы это объясните?» — «У меня нет ответа на этот вопрос».

3 сентября 2009 года Волков приехал к дому Расула Халилова и расстрелял его из пистолета Чезет, переданным ему Никитой Тихоновым. По словам Волкова, его возмущала ситуация вокруг банды «Чёрные ястребы»: «они выкладывали ролики в Интернете, унижали и оскорбляли мой народ, а полиция бездействовала. На эмоциях я сказал своему другу Никите Тихонову, что убил бы таких. Он воспринял буквально и дал мне пистолет». На все дальнейшие вопросы про оружие, Волков снова включал полное непонимание: «Вас инструктировал Тихонов, как стрелять из пистолета? — Нет. — А как перезаряжать показывал? Как с предохранителя снимать? — Нет, я не разбираюсь в оружии. — А как же вы тогда им воспользовались? — Как, положил в пакет, приехал и расстрелял».

«Никита Тихонов сказал в суде, что он националист. Вы разделяете его взгляды?» — спросил представитель семьи погибшего Филатова Ильнур Шарапов. — «Про его взгляды мне в деталях неизвестно, а говорить о своих я не буду, здесь не трибуна. Но себя причислять ни к кому бы не стал», — ответил Волков. — Вы знали, что Тихонов находится на нелегальном положении? — спросил судья Козлов. — Знал, что у него проблемы с законом, но не вдавался в подробности. Я сказал ему, что я крестьянин, а не воин, чтобы он меня не вмешивал в дела. Говорят, бунтарь умирает с рождением первого ребенка. У меня уже третий.— А деньгами помогали? — Помогал. В этом и есть смысл дружбы. — Это пособничество преступлению, вам известно? — осведомился судья. (Адвокат заявил возражения на действия председательствующего).

«У вас есть татуировки?» — спросил Волкова прокурор. — «Считаю это характеризующим личность вопросом, направленным на то, чтобы дискредитировать меня в глазах присяжных, — ответил отказом подсудимый». Присяжным все же удалось узнать о татуировках у него и у Коршунова — в связи с многочисленными противоречиями были оглашены протоколы допросов Волкова на следствии.

На допросах Волков самоидентифицировал себя куда охотнее: «интересовался футболом и национализмом, причислял себя к правым скинхедам. Вместе с друзьями Тихоновым и Коршуновым мы имели праворадикальные взгляды, связанные с нападениями на мигрантов и выходцев из Средней Азии. У Коршунова на груди татуировки со свастиками и дубовыми листьями. У меня — изображения военной немецкой техники, солдаты в форме армии Третьего рейха, надпись «За Русь», татуировка головы Адольфа Гитлера и на правой руке у меня фашистская свастика. Это означало нашу приверженность идеям национал-социализма». Мотив убийства Федора Филатова тоже более точен — «за то, что он и его левая группировка нападали на националистов». Что касается группировки БОРН, то Волков настаивает, что услышал о её существовании только после убийства Халилова. Про "северных" он никогда не слышал, а «из четверых подсудимых мне знаком только я».

Илья Горячев. Фото: Сергей Кузнецов / РИА Новости

После перерыва состоялся долгожданный допрос Ильи Горячева. Впрочем, в чем был смысл этого действия, осталось непонятным. Разве что пришедшие в суд мама и бабушка смогли лишний раз увидеться с находящимся под арестом Горячевым. В остальном же допрос получился бессодержательным. С подсудимыми не знаком, никогда их не видел, в банде не состоял, приказы не отдавал и с Владиславом Сурковым не знаком. Вопрос про Леонида Симунина, сотрудника администрации президента, через которого якобы осуществлялось финансирование «Русского образа» и передавались приказы, был снят судьей как не относящийся к предъявленным обвинениям. «Про БОРН и Коршунова я узнал на допросе в ночь с 20 на 21 апреля 2010 года, который продолжался 16 часов подряд", — сказал Горячев. И добавил, что у Тихонова и Хасис были основания оговорить его, так как он под давлением дал показания против них, но потом от показаний отказался, «хотя в СМИ получалась картина, что это я их сдал». На этом Горячева отпустили — допрос занял чуть больше пятнадцати минут. В среду, на последнем заседании в этом году, суд выслушает показания четвертого участника БОРН Юрия Тихомирова.




Надежда Прусенкова. «Приехал и расстрелял» / Новая газета 22.12.2014. См. также репортаж The New Times с того же заседания суда. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий