вторник, 13 января 2015 г.

Чернышёвъ: «Русская весна» - 2014 сменила авангард российских правых


Кризиса националистического движения нет. Именно так просто, вопреки сложившемуся представлению у аудитории Рунета, я начинаю свою статью.

НС-колонна на X Русском марше в Москве, 4 ноября 2014.


Националисты в России никогда не были однородными (действительно, что кроме схожей риторики объединяет Эдуарда Лимонова, Александра Поткина (Белова), Владимира Жириновского, появившихся национал-демократов?) и включали в своё поле стайки уличных группировок, национал-большевиков (именно таково полное наименование нацболов), евронационалистов а-ля ДПНИ. Однако, действительно, в 2014 году главные требования националистов последних лет – введение визового режима со странами Средней Азии и сокращение финансовых вливаний в СКФО оказались попросту неактуальны. Политическая повестка за минувший год менялась трижды: с традиционно осторожно-охранительской в стиле былых времён сурковских (поддержка режима В. Януковича на Украине и критики Евромайдана в январе-феврале) на имперско-националистическую (проект «Новороссия», воссоединение Крыма с остальной Россией, появление фигуры Игоря Гиркина (Стрелкова) в марте-сентябре и, наконец, на имперско-оборонительную, связанную в первую очередь, с внутрироссийским экономическим кризисом. 



Но разве подобные потрясения (нечто похожее российское общество испытало протестной зимой 2011-2012 гг. однако большой Протест в чистом виде длился не более полугода) испытали на себе только националистические стороны российской политической системы? Конечно нет. В новую реальность, подвергнувшуюся основательной «украинизации», спасибо российскому телевидению, не встроились ни левые силы, ни либералы, ни те же националисты, ни тем более, сторонники ультраправых идей. Однако либеральные силы уже нащупали выход из этого идейного тупика – во главу угла они поставили идеи преодоления экономического и технологического отставания России, то есть вернулись к оппозиционным идеям путинизму недавнего прошлого, круг замкнулся, они себя нашли. Конференция 15 ноября с участием РПР-ПАРНАС, «Демвыбора», «Партии 5 декабря», навальнистов служит тому ярким подтверждением.



Что происходит на левом фланге пока неясно, периодически зло пахнущее болото кумачевых знамён изрыгает из своих недр столбец пара, но подобное происходит уже не первый год. И в ближайшие года два каких-либо серьёзных изменений на этом фланге не произойдёт – активнейшая сила леваков «Левый фронт» обезглавлена, а новое поколение левой молодёжи склонно скорее идти к вечно злому подростку Эдуарду Савенко.  



Так что же с националистами? Что они способны предложить России, обществу, миру? На этом фланге мы наблюдаем интереснейшие явления.



Ультраправые силы в расчёт мы не берём, такого давления на себе они не ощущали, пожалуй, никогда. Весь год шел разгром крайне популярного и производительного движения «Реструкт», а его негласный лидер Максим Марцинкевич получил серьёзный срок на абсолютно надуманных основаниях. Даниил Константинов, общепризнанный политзаключенный, сидевший в СИЗО с марта 2012 года, минувшей осенью был отпущен на свободу, однако тут же был вынужден уехать за границу и не явился на X Русский марш. Буквально за сутки до освобождения Константинова был арестован и по сей день находится в СИЗО экс-лидер ДПНИ и сооснователь движения «Русские» Александр Поткин (Белов). В конце декабря 2014 года всё то же движение «Русские» объявило о своём присоединении к намечаемой на вечер 15 января 2015 года акции, под условным названием (активно используемом в украинском сегменте интернета) #Евроманежка. На 15 января намечено оглашение приговора братьям Алексею и Олегу Навальным по т.н.  «делу Ив Роше». Организаторами этого мероприятия стала старая гвардия Навального – Албуров, Волков, Ляскин (по совместительству возглавляющий московское, то есть центральное, отделение Партии прогресса – партии Навального) и либеральные журналисты, через свои СМИ многократно тиражирующие одну и ту же информацию о Навальном и рекламирующие акцию 15 января. Таким образом, как минимум формально крупнейшая организация националистов России отказывается от выработки самостоятельной стратегии, как и протестной зимой, табуном вливаясь в общий хор припадочных антипутинистов. Муравей, а ты то куда? А я что, не мужик что ли?



Но это поле ультраправое, а есть националисты, уже не первый год пытающиеся включиться в коридорное (в противовес уличному) поле российской политики. Самые заметные из них – национал-демократы. НДП дважды было отказано в регистрации, однако за два года партия, тем не менее, провела три съезда и готовится в третий раз подать документы для регистрации в Минъюст. Возможно, они, пылкие демократичные сторонники Навального способны что-либо предложить? Увы, не заметно. Не заметно до такой степени, что после относительно успешного Русского марша идеолог НДП Константин Крылов был вынужден оправдываться в своём блоге в ЖЖ за то, что он сам и партия НДП были участниками «Русского марша». Один из спикеров той же партии, Павел Святенков в своей статье «Кризис национализма: кто виноват и что делать?» дописался до вывода о том, что «русская идентичность» слабее «украинской» и, даже более того, само это понятие требует расшифровки и уточнения. Отмечу, что господин Святенков сам же и использует этот термин.


Знаменитые девушки-барабанщицы, неизменно шедшие впереди главной колонны Русских маршей. Москва, Люблино, 4 ноября 2013 года.



Но есть ещё одна сила, здоровая и правая, играющая на националистическом и отчасти, в зависимости от текущей повестке дня, на ультраправом фланге. В 2014 году инициатива русского национализма естественным образом перешла в руки ЛДПР и Владимира Жириновского, то есть сместилась с края политического поля ближе к центру, где ей не только действовать более комфортно в сложившихся условиях, но и само действие реально, а не только лишь рукописно. На первый взгляд такие выводы могут показаться ошибочными, ведь Владимир Жириновский использует патриотическую риторику с конца 1980-х гг., то есть со старта своей политической карьеры. Но именно такое представление и является ошибочным. ЛДПР достаточно давно играет серьёзную роль на националистическом поле, отойдя от обыденной риторики. Достаточно вспомнить, что перед выборами декабря 2011 года в федеральный список партии был включён сын убитого летом того же года русского национального Юрия Буданова Валерий, а сам Владимир Жириновский, на следующий день после убийства Буданова, на митинге на Пушкинской площади 11 июня 2011 года,  позволил себе высказать много более того, что позволяют себе привычные для слуха националисты на своих митингах. В октябре 2013 года, на следующий день после первой погромной ночи в столичном районе Бирюлёво Западном, именно Жириновский стал первым и, кажется, единственным столь высокопоставленным политиком, приехавшим в район для общения с местными жителями. Ещё раньше, в декабре 2010 года, когда коллапсирующая столица находилась под впечатлением от Манежной битвы, руководство ЛДПР и В.В. Жириновский в том числе, поддержали вышедших на площадь, существенную часть из которых представляли люди именно ультраправых взглядов. 


Другие (возможно) девушки-барабанщицы, на традиционном первомайском митинге ЛДПР на Пушкинской площади. Полгода спустя, 1 мая 2014 года.




И, конечно же, украинские события 2014-го года являются на данный момент ключевым фактором политического поля в России как такового. Именно по отношению к вопросам об украинской революции, воссоединения Крыма с остальной территорией России, проекту «Новороссии» и т.д. политические силы себя самоидентифицируют. И именно здесь ЛДПР идеологически, со своей патриотично-державно-националистической риторикой (столь привычной за последние двадцать лет) стала, наряду с властью, обладающей помимо прочего, и мощнейшим силовым блоком (который, в это время, прессует ультраправых), в авангарде политического руководства Россией. Успехи партии в медиа-пространстве, успешные компании по открытию новых отделений партии в Крыму и 25-летний юбилей партии, позволили Михаилу Дегтярёву на всероссийском совещании идеологических работников партии назвать ЛДПР «генератором современной российской идеологии». Но чем подтверждается вышеперечисленное? Каков прямой выход деятельности партии на этом направлении? 



Согласно последнему, на данный момент, опросу Фонда «Общественное мнение» 21 декабря 2014 года, с общероссийским рейтингом поддержки в 7% (для сравнения: КПРФ – 6%, «Справедливая Россия» 2%) ЛДПР занимает 2-е место, а за её лидера Владимира Жириновского на президентских выборах готовы проголосовать 7% населения (за В. Путина – 73%, за Г. Зюганова – 3%, за М. Прохорова – около 1%), что делает Жириновского вторым политиком в России. И подобные данные, с незначительным колебаниями, держаться уже несколько последних месяцев. В момент своего оформления из политического кружка в партию, зимой 1989/1990 гг. ЛДПСС стала второй партией в СССР, после КПСС. В определённом смысле круг замкнулся. 







Артём Чернышёвъ специально для WHITE Technologies 2033. Статья написана в декабре 2014 года. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий