четверг, 8 января 2015 г.

Стенограмма пятого судебного заседание по делу Андерса Брейвика (20.04.2012)


Андерс Брейвик хладнокровен и спокойно отвечает на вопросы прокуроров и судьи. Также спокойно он рассказывает о случившемся. Журналисты и комментаторы вообще отмечают его полнейшее хладнокровие и адекватность. Непосредственно о 22 июля [2011 года] на острове Утёйя (Utøya):


Anders Behring Breivik forklarte seg detaljert og tilsynelatende uberørt om drapene han gjennomførte på Utøya. Foto: NTB Scanpix

Прокурор Inga Bejer Engh: Брейвик, вы можете рассказать своими словами о том что произошло на острове в этот день?

Anders Breivik: Да. Но я бы посоветовал тем, кому это необязательно слушать, не слушать этого. Подробности будут весьма жестокими. Прокурору: вы хотите это услышать?

Прокурор: Да


Anders Breivik: Я находился недалеко от пристани и ждал 16.55, так как в это время должна была прибыть лодка, в соответствии с расписанием, которое я нашёл в интернете на странице АУФ [молодёжного крыла Рабочей партии]. Я держался в стороне от дороги, потому что видел множество полицейских машин, проезжавших мимо. Тогда я снял с себя бронежилет (бронежилет он надевал на случай если в него будут стрелять после того как он припарковал машину со взрывчаткой у здания правительства), и надел жилет с обоймами, также установил мигалку на машину [Fiat Doblo]. Я собирался повесить логотип ПСТ (полицейская служба безопасности), но передумал. Затем я подъехал к причалу. Я не был до конца уверен, правильно ли я установил мигалку. Я припарковал машину у причала и заметил, что к машине подходил человек, это был один из членов АУФ. В моей машине лежали вещи, которые могли бы показаться ему подозрительными (ящик с боеприпасами), я вышел из машины чтобы остановить его. Он был ответственным по охране, так как я увидел на нем переговорное устройство. У меня была карточка полицейского и пистолет в кобуре, я был сильно обеспокоен по поводу моей униформы - он мог заметить что она не настоящая. В тот момент я продумал что я буду делать если он заметит это.

Я подошёл к нему и сказал что в Осло произошёл террористический акт и я направлен сюда в соответствии с инструкцией. Ещё 40 полицейских были отправлены в разные места, т.к. до сих пор никого не задержали. Я спросил у него, когда придёт лодка, на что он ответил, что лодка стоит у причала на острове, из-за сообщения о теракте в Осло. Тогда я сказал ему, что мне необходимо переправиться на остров, чтобы проинструктировать всех присутствующих о том, что им необходимо делать. Он вызвал лодку, которая должна была подойти через десять минут. Я увидел, что он двигается к моей машине и сказал ему держаться на расстоянии, что он и выполнил. Я не хотел чтобы он увидел мою амуницию и эмблемы. В машине я дождался прибытия лодки. 

[Далее в таких же подробных деталях описывается как Брейвик дождался лодки (парома), на ней была женщина (Monica Bøsei), ответственная по охране на острове. Ей он рассказал то же самое. Брейвик попросил её собрать всех охранников в одном месте, чтобы якобы проинформировать и т.д. Далее он погрузил ящик с припасами и взял с собой винтовку, однако женщина попросила её спрятать, чтобы не напугать молодых людей на острове. Брейвик засунул винтовку в чёрный пакет для мусора]

Мы отправились на пароме к острову, я поздоровался с капитаном и продолжил беседу с женщиной (Monica Bøsei). Она сообщила мне, что на острове находится один полицейский. Тогда я понял, что скоро что то произойдёт. Я расспросил её о нем, оказалось, что он не вооружен и находится в отпуске. Я ещё раз попросил её собрать всех охранников, т.к. считал это важной частью плана. Я предполагал, что на острове может быть ружьё или винтовка. [Далее они прибывают на остров, где Брейвика встречает охрана, среди которой был полицейский] Он выглядел как типичный представитель мира насилия, в том смысле, что так выглядят полицейские и военные. Тогда я понял, что он является основной угрозой на этом острове. Я подошёл к нему, представился, он рассмотрел мою униформу и никак не отреагировал на неё. Я попросил капитана отнести ящик за дом, на тот случай если на противоположном берегу появятся снайперы. Я продолжил беседу с полицейским, он задавал мне наводящие вопросы по поводу моего отдела, я не помню что именно я отвечал, но я заметил что он начал подозревать, он спросил меня, знаю ли я тех или иных людей из полицейского управления. Я был почти парализован. Тогда я подумал, что у меня чрезвычайно мало желания делать все это. Я ответил ему как смог. Он спросил ещё что то, но я перебил его и предложил пройти в дом, чтобы я мог рассказать им все в подробностях. Присутствующие согласились со мной и пошли к дому. Полицейский и Моника [Bøsei] пошли впереди. Тогда я подумал, что сейчас или никогда. Тогда я подумал, что либо я позволю им сейчас меня задержать, либо сделаю то, что планировал. 

Эта минута длилась словно год, мое тело пыталось бороться против меня, когда я поднял винтовку, я слышал сотни голосов в голове, которые кричали мне «не делай этого». У меня был пистолет в кобуре, с досланным патроном и 16 патронами в обойме, все было готово, я знал что за мной находятся три человека, и понимал, что если они что либо заподозрят, то попытаются напасть. Когда мы пошли к дому, я достал пистолет, с той же мыслью, «сейчас или никогда». Я помню, что то мгновение, пока я доставал пистолет, показалось мне вечностью. Моника [Bøsei], увидев меня сказала: «Ты не должен направлять пистолет на него» [полицейского]. В тот же момент я навёл пистолет на голову и выстрелил. Тогда Моника развернулась и побежала в другом направлении, я выстрелил ей в голову. Они находились недалеко друг от друга, поэтому я выстрелил ещё два раза в голову полицейскому и ей. Тогда начались крики. Рядом со мной, в 5-10 метрах находился один из охранников, он убегал от меня и я направил на него пистолет. Он успел отбежать на достаточное расстояние и мне было сложно попасть ему в голову, поэтому я выстрелил в туловище и дострелил его когда он упал. С этого момента я находился в шоковом состоянии, и не помню многое о том что произошло на острове. Детально я помню лишь первые десять минут. Поэтому я не знаю точно, что я делал дальше. Кажется я выстрелил по дому, потом пошел к нему, видя как люди разбегаются в разные стороны. Я преследовал только основную толпу. Вероятно следуя за ними я оказался возле здания кафе. Я не бежал, я спокойно шёл за людьми, на мне было больше количество боеприпасов, поэтому на самом деле я не мог бежать. На тот момент ящик уже лежал за домом, поэтому я собирался убить тех, кто мог уехать на лодке на другую сторону, т.к. её могли позже использовать полицейские для прибытия на остров (отряд дельта). Однако я решил не делать этого, так как капитан и его помощники могли не относиться к рабочей партии и быть простыми гражданскими людьми. В этот момент я принял вероятное не самое рациональное в военном плане решение, оставив их в живых и позволив уплыть с острова. Я сделал так скорее по соображениям совести, потому что я не мог заставить себя стрелять в людей, которые могли быть гражданскими. Тогда я понял, что у меня есть ещё полчаса, прежде чем отряд дельта прибудет на остров и застрелит меня. Я должен был обстоятельно подойти к достижению намеченной цели.

Комментарий журналиста: «Брейвик очень часто останавливает свою речь чтобы выпить воды и продумать дальнейшее изложение. Он говорит что прошло уже более полугода, с тех пор как он давал показания по этим эпизодам и он не думал много об этом с тех пор. Далее он продолжает свой подробный рассказ о произошедшем».

Anders Breivik: Итак, когда я ещё находился внизу у воды, то услышал, как капитан сказал что то и начал отплывать от причала. Тогда я подумал, что на самом деле это большая ошибка, дать им уйти, но что поделать .. Я не помню как я дошел до здания кафе, я запомнил только лишь что подходя, я перезарядил мой Glock и достал винтовку из пакета. Дальнейшее, что я помню это то, что я подошёл к кафе и увидел множество людей, которые слышали выстрелы, но не понимали что произошло. Я спокойно подошёл к ним, они выглядели напуганными и я задал им какой то вопрос, чтобы не спугнуть их. Кажется я спросил: «что случилось, что здесь происходит?» Кто то ответил: «ты застрелил их, ты застрелил их». На тот момент я уже стоял у кафе, у входа было множество людей. Кажется, тогда мой пистолет уже был в кобуре и я поднял винтовку и выстрелил несколько раз в людей. Затем я выстрелил пару раз по окнам на втором этаже, так как там тоже стояли люди. Тогда начался хаос. Люди разбегались во все стороны. А я подумал, что сейчас я зайду внутрь и попытаюсь убить столько, сколько получится. Поэтому я достал пистолет. Не помню расстрелял ли я всю обойму, не думаю. Я зашёл в здание, в первое помещение. Как я уже говорил полиции, я не помню что было дальше, но позже, я видел на стенах много крови. Как выяснилось, я застрелил там шесть или семь человек, но я совершенно не помню этого. Я помню что с правой стороны там стояло пианино.



Комментарий журналиста: Брейвик совершенно спокоен. У него такой же сдержанный голос, как и на всех прошлых заседаниях. Далее прямая речь заменена описанием журналиста: дальше Брейвик рассказывает как он поменял магазин. Он описывает в деталях то помещение, в котором он находился и об остальных жертвах, которых он расстреливал. Некоторые из них безуспешно пытались сопротивляться.  Дальше он рассказывает как подошёл к палаточному городку, он говорит что видел множество членов АУФ, стоящих на другой стороне поляны. Рассказывает также о реакции тех людей, с ужасом наблюдавших как он убивает их товарищей. Брейвик рассказывает ужасающие подробности. Далее он рассказывает как сменил Glock на винтовку и не целясь начал стрелять по толпе стоящей на другой стороне поляны. Их разделяло 50 метров. Брейвик рассказывает о каждом убийстве в мельчайших подробностях. Выглядит абсолютно спокойным. В своем рассказе он возвращается к палаточному городку и рассказывает куда и как молодёжь убегала от него.

Anders Breivik: Кажется я пошёл за той группой, которая убежала по Тропинке Любви. Думаю, там было около десяти человек. [рассказывает как он убивал их и что они делали. описание журналиста] На тот момент я уже абсолютно не понимал, скольких я подстрелил.

Журналист: Брейвик говорит что причина того, что он не помнит абсолютно все, было то, что он находился в состоянии которое он называет «обзорное зрение», т.е. он обращал внимание на окружающую обстановку, ожидая нападения на него с палками или камнями. Несмотря на это, Брейвик в мельчайших подробностях описывает совершенные им убийства.

Anders Breivik: Кажется далее я пошёл по направлению к югу вдоль западной части острова. Не помню чтобы я встретил кого-либо, поэтому я думал что это совершенно неверный путь. Тогда я повернул и направился к школьному залу.[Рассказывает что там он встретил одного человека, и увидел другого, о том как они вели себя. Описание журналиста] Я понимал, что люди могли спрятаться за деревьями или в кустах, но я не обращал на это внимания, сохраняя концентрацию на обзоре в целом. Вернусь к одной теме: то, что я спланировал, прежде чем я прибыл на остров, было убить как можно меньше человек. Выстрелы должны были напугать большинство людей и заставить их броситься в воду, где они должны были утонуть.

Комментарий журналиста: Брейвик по ходу описания, делает какие то пометки на бумаге, которые зачеркивает позже. Вероятно это темы дальнейшего изложения, которые он зачёркивает, после того как затронул их.

Anders Breivik: Таков был план. Чтобы у меня были достаточные шансы выполнить его, я хотел использовать две вещи. Я решил использовать психологическое оружие. Первым психологическим оружием должна была быть большая свастика на моей груди ... 

Судья: что это? 

Anders Breivik: Это символ национал-социалистов. Это очень сильный символ. В норвежском обществе существует страх перед этим символом, и я считал, что когда жертвы расскажут друг другу о свастике, то это напугает их в большей степени и подвергнет их панике, которая заставила бы их спасаться в воде и тонуть. Но потом я подумал, что если меня застрелят, то люди подумают что я был национал-социалистом, а это не так. Поэтому я решил не использовать свастику. Я решил использовать психологический прием - крик, который должен был создать панику и страх. Я читал стенограмму допроса выживших членом АУФ, и они признавали что слышали какие то крики от меня, но они не поняли что именно. Дважды я крикнул им: - «умрите, марксисты». Далее я пошёл к зданию школы, тогда я думал что в нем должно быть много людей. Мне надо было сломать дверь, зайти внутрь и убить всех. Подходя к зданию, я кажется, выстрелил несколько раз по нему. Однако я предположил, что внутри здания на меня могли бы напасть с каким нибудь предметом, т.к. я не могу обеспечить обзор всех помещений и углов внутри. Поэтому я решил идти дальше.

Судья просит о перерыве. Рассказ Андерса Брейвика о его действия на острове длился до этого 40 минут. 

Прокурор Inga Bejer Engh: Думаю сегодня мы не закончим с рассказом обвиняемого о произошедшем на острове Утёйя, продолжим в понедельник, поэтому, Брейвик, продолжайте с того, на чем вы остановились.

Anders Breivik: Как было сказано раньше, когда человек употребляет ЕСА (наркотик/жиросжигатель, на основе эфедрина, кофеина и аспирина), то сталкивается с проблемой дегидрации организма. Поэтому на мне была литровая сумка с водой, а также еще одна сумка в ящике у дома. В том ящике была дополнительная амуниция, четыре обоймы и другие вещи. Я забыл упомянуть ранее, что когда я прибыл на остров, моей целью были Gro Harlem Brundtland (бывшая премьер-министр норвегии, социал-демократ, главная виновница текущей ситуации в норвегии по мнению Брейвика) и Eskil Pedersen (лидер молодежного крыла рабочей партии норвегии). Я знал, что вероятность встретить Gro Harlem Brundtland была невелика (на самом деле она покинула остров днём ранее). Итак, я прошёл мимо здания школы, к ящику с амуницией. В нем также находились две канистры дизельного топлива. Моим планом было поджечь здание для того, чтобы заставить людей покинуть его, тогда я мог беспрепятственно расстреливать их. Те, кто не вышел бы, сгорели бы в доме. Однако как я узнал позже, дизель - не самая лучшая зажигательная жидкость, этот выбор был моей ошибкой. К тому же я не смог найти зажигалку. Тогда я подумал, что поскольку заходить внутрь здания было бы слишком рискованно, я мог бы попытаться выкурить людей из него, у меня с собой были дымовые шашки. Я кинул одну из них в окно и попал туда, куда расчитывал, но граната не разбила стекло и упав на землю укатилась к причалу. Такая ситуация казалась мне неприемлемой, я был уверен что отряд дельта уже где то рядом, вместе со снайперами, поэтому мне пришлось прятаться за дымовой завесой. Я взял ещё одну шашку и кинул её в дом, стоящий рядом с главным зданием. Она залетела внутрь, но никто не вышел наружу. В этот момент я услышал звуки моторов с озера, и увидел лодку, отходившую в сторону противоположного берега, я выстрелил несколько раз по ней, т.к. видел что на ней находятся члены АУФ. В то мгновение я увидел нескольких человек, слева от меня, я выстрелил в них и кажется попал в двоих. Затем я заметил ещё одну лодку, я выстрелил несколько раз по нему, чтобы отпугнуть управлявшего той лодкой. Как потом оказалось, это была та лодка, которая подбирала плывущих с острова людей. Мои выстрелы попали лишь в корпус, поэтому я изменил угол обстрела и попытался целиться в тень от лодки.

Потом, насколько я могу помнить, я подошёл к зданию кафе и стал рассматривать его, в стороне я увидел небольшой киоск, тогда я решил зайти внутрь и поискать там зажигалку. В киоске я нашёл мобильный телефон. Я подумал что я наверняка уже выполнил задание, напугав сотни людей и заставив их спасаться в воде. Поэтому я не видел смысла продолжать. Если мне удасться выжить, то было бы приемлимым сдаться полиции, однако если бы кто либо из жертв попытался меня остановить, я бы сражался пока не был бы убит. Так я решил заранее. Поэтому я подобрал телефон и позвонил в полицию с тем чтобы заявить о том, что я сдаюсь. Моя операция была выполнена. Я позвонил в полицию, но там было занято. Я звонил ещё несколько раз, пока мне наконец не удалось дозвониться. Я заявил о добровольной сдаче и попросил переключить меня на номер отряда дельта. Я помню, что отвечавший на мои звонки человек пообещал перезвонить мне обратно, когда он найдёт того, кто мне нужен. Однако ничего не происходило. Тогда я подумал, что поскольку никто мне не звонит, то вероятно полиция решила ликвидировать меня, поэтому я принял решение продолжать операцию до тех пор пока я не буду убит. Я пошёл от здания кафе к заливу Bolsjevika [vika - залив]. Там я увидел группу людей, я начал подходить к ним. По словам полиции, я расстрелял их. Однако сам я ничего об этом не помню. Дальше я могу лишь пытаться вспомнить. Кажется я старался избегать восточной части острова, т.к. пространство там было открытым и снайперы могли застрелить меня. Я решил пройти по другим частям острова. Подходя к насосной станции, я увидел нескольких человек, возле какого то сооружения, как мне показалось, уличного туалета. Подойдя поближе, чтобы не спугнуть их, я спросил, не видели ли они террориста. Я сказал им «Вы должны выйти из укрытия, вас ждет корабль, на котором вас эвакуируют».


Описание журналиста: Брейвик выстрелил по несколько раз в каждого из них. Он хотел быть уверенным, что они убиты. Также он рассказал что выстрелил несколько раз в тех, кто притворялся убитыми.

Anders Breivik: Далее я пошёл вдоль берега и осматривался во всех направлениях (Брейвик рассказывает как он обнаружил ещё нескольких человек и как хладнокровно расстрелял их). Я вернулся к насосной станции и увидел там множество трупов, там было довольно узко и мне пришлось проходить между ними. Я внимательно рассмотрел то, что я совершил и эффект этого зрелища был ужасающим. Я пошёл дальше по тропинке и подумал, что если никто из полиции не звонит, то я попробую позвонить им ещё раз. После нескольких неудачных попыток, мне удалось дозвониться и я ещё раз сообщил что намерен сдаться и попросил соединить меня с оператором группы дельта. Мне снова пообещали перезвонить. Я пошел к западному концу острова. На моем пути оказалась скала - довольно хорошее место для того чтобы спрятаться там. Пока я подходил к западному концу острова, я заглядывал в те места, в которые я бы решил спрятаться на месте жертвы. Когда я проходил по склону, то обнаружил нескольких людей под скалой у воды, пытавшихся спрятаться от меня. Обрыв был слишком крут, для того, чтобы я попытался спуститься по нему, поэтому я достал винтовку и начал стрелять по стоявшим внизу людям. Кажется я застрелил их. Потом я увидел большую группу людей, плывущих на юго-запад от острова (Брейвик рассказывает ещё об одном убийстве). В этот момент я увидел лодку желтого цвета, похожую на спортивный катер. Я выстрелил по нему несколько раз и катер развернулся в обратном направлении. Затем я пошёл на юг, и выйдя на тропинку Любви, увидел тела тех, кого я расстрелял ранее. В тот момент я увидел вертолёт, пролетавший над деревьями, я понял что это была полиция (на самом деле это был вертолет с журналистами). Я понимал, что у них скорее всего есть снайпер, а также то, что полиция уже вероятно высадилась на острове и меня могут застрелить в любую секунду. Тогда я подумал, на самом ли деле я хочу выжить? Я стану человеком, которого будут ненавидеть все жители Норвегии, каждый день остатка моей жизни будет кошмаром. Тогда я посмотрел на свой Glock, и подумал, что если я решил убить себя, то должен сделать это сейчас. Однако я вспомнил что писал в своем компендиуме, что человек должен бороться за свои идеалы даже в тюрьме и суде. Я выбрал вариант выжить и предстать перед судом. Я был удивлен, когда увидел, что вертолёт пролетает очень низко над деревьями. Мне была непонятна его цель, т.к. полицейские вертолёты оснащены термографической камерой и они должны были увидеть меня с гораздо более дальнего расстояния. Я подумал было выстрелить несколько раз по вертолёту, когда он будет пролетать надо мной, но подумал, что задание выполнено и полицейские не являются моим врагом.

Я старался проходить под верхушками деревьев, в направлении южного конца острова. Я видел большое количество людей, уплывавших с острова... Прежде чем продолжить, я должен рассказать две вещи, о которых я забыл упомянуть. (Рассказывает о том, что он помнит про нахождение в здании кафе, затем переходит к описанию своих действий на южном конце острова, о том, как он увидел группу уплывавших людей, в которых стрелял, а также ребенка, которого он решил не убивать). Возможно я стрелял в какой то корабль, я не могу помнить точно. Помню что тогда я решил вернуться к моей базе (ящику с боеприпасами) и надеть бронежилет, чтобы иметь какие то шансы остаться в живых при встрече с отрядом Дельта. Мой инстинкт подсказывал мне, что они уже близко. Когда я подходил к школе, то заметил вдалеке группу из шести человек, я понял что это был отряд Дельта. Первоначально я оценивал возможность атаковать их, но сообразил, что они не являются моей целью. Тогда я бросил винтовку и пошёл им навстречу. Пройдя десять метров, я услышал как они что то закричали мне. Тогда я ожидал что они будут стрелять, но я расслышал их крики, кто то кричал мне лечь на землю, кто ещё крикнул мне встать на колени. Я был совершенно спокоен и не чувствовал никакого страха. Я несколько высокомерным тоном спросил у них: «Так мне лечь на землю или встать на колени?» и сразу же подумал про себя «Боже мой, сейчас они выстрелят мне в голову». Я лег на землю. Прежде чем подойти ко мне, они спросили, есть ли на мне взрывчатка. Я ответил что нет, только амуниция. Они застегнули на мне наручники. Когда меня подняли, я понял, что они были уверены что я действовал на острове не один. Они спросили у меня «сколько вас было? где твои сообщники?» Я ответил, что я нахожусь на острове один, но мне не поверили и продолжили поиски, оставив меня лежать на земле под присмотром одного из полицейских. Я лежал примерно в пяти метрах от трупа одной из моих жертв. В таком положении я находился около сорока минут. Затем я был доставлен в главное здание. Тогда я подумал «ok, дальше все будет как в сериале «The Shield», то, что человек не способен себе представить. Они сделают со мной все что угодно чтобы получить информацию от меня». Я сказал им тогда «если хотите меня убить, то можете это сделать и на первом этаже». Они ответили что не собираются меня убивать и мы поднялись на второй этаж, где они допрашивали меня около пяти часов.

Прокурор Inga Bejer Engh: У меня есть несколько вопросов к вам, но прежде чем задать их, я спрашиваю, хотите ли что либо добавить?

Anders Breivik: Думаю я рассказал большую часть, но если я забыл что то, то вы можете об этом спросить. 

Прокурор Inga Bejer Engh: У меня к вам несколько общих вопросов по поводу того, что происходило на острове. Думаю, мы начнём с вопросов о ваших перемещениях по острову, о том, что вы делали в различных местах острова (относится к карте с отмеченными пунктами). Вы рассказали о том, как вы сошли с лодки и о первых убийствах на причале. Почему вы стреляли несколько раз в первых жертв?

Anders Breivik: Чтобы быть уверенным, что они мертвы.

Далее идут вопросы прокурора о деталях убийств, которые опущены журналистами. Брейвик рассказывает о том, что он помнит о происходившем в здании кафе. Люди кричали, просили о пощаде и т.д. Журналист отмечает, что Брейвик говорит спокойным, сдержанным тоном. Негодование в зале вызывают слова Брейвика о том, что он застрелил двух человек, притворявшихся мертвыми. Несколько человек покидают зал. Прокурор спрашивает о том, каково было его внутреннее состояние и какие мысли были у него в тот момент. 

Anders Breivik: Это было ужасно. Но важно, чтобы вы поняли, я находился в режиме боя. В моей голове пролетали тысячи разных мыслей и у меня не было возможности заниматься анализом ситуации с этической точки зрения. Мой мозг отключил эти функции.

Прокурор: Вы хотите сказать, что ничего не чувствовали?

Anders Breivik: Мне было чрезвычайно тяжело заставить себя убить первых моих жертв, так как это противоречит человеческой природе, но после того, как я сделал это, мой мозг включился в режим боя. После этого мне было гораздо легче выполнять свою задачу, однако это все равно было непросто. Я понимал, что совершаю неправильные вещи, но тем не менее я продолжал стрелять.

Прокурор: Почему вы считаете их неправильными?

Anders Breivik:  Я считаю что отнимать человеческую жизнь это безумие. Это крайний поступок, на который способен человек. Однако человек, считающий себя военным националистом, должен сделать этот выбор, ради достижения нашей цели.

Прокурор: Вы считаете совершенные деяния законными?

Anders Breivik: Именно. Но это не отменяет того, что мои действия были варварскими.

Прокурор: Почему вы стреляли в головы своим жертвам?

Anders Breivik: Моей целью было убить. Выстрел в голову наиболее рациональный метод. 

Далее прокурор спрашивает о деталях убийств в отмеченных на карте пунктах. Подробности опускаются. Много формальных вопросов. 

Прокурор: У вас были какие то мысли по поводу количества убитых, когда вас задержали?

Anders Breivik: На тот момент я предполагал что застрелил примерно 20-30 человек. Как я говорил ранее, в моем мозгу включился защитный механизм, удаливший из памяти многие моменты против моей воли.

Прокурор спрашивает, скольких по его мнению человек он застрелил на момент, когда он звонил в полицию с предложением сдаться. Брейвик не помнит. Прокурор сообщает Андерсу Брейвику, что на тот момент был убит 21 человек.

Прокурор: Если после того как вы убили 21 человека, вы решили что ваше задание выполнено, почему вы продолжили убивать?

Anders Breivik:  Моей целью было убить не 21, а 600 человек

Прокурор: Вы можете это повторить?

Anders Breivik: Я предполагал, что большинство из тех, кто в панике бросится в воду, утонет. 

Прокурор Svein Holden: Возвращаясь к вашему рассказу о подготовке взрыва у здания правительства, у нас осталось впечатление, что если вы бы услышали по радио о том, что убитых при взрыве было больше 12 человек, то вы бы не отправились на остров Утёйя. Это так?

Anders Breivik: Я не уверен в этом. Я помню, что заявил что то подобное, но изначально я знал, что мой план взрыва был провален, потому что большая часть сотрудников на тот момент была в отпуске, к тому же я припарковал машину после двух часов, когда большинство людей уже покинули здание. Я понимал что план взрыва провален заранее, потому что я не сумел сделать бомбу до летнего отпуска, к тому же я поздно приехал на место. Так что я не собирался отменять акцию на острове.

Anders Breivik: Я забыл упомянуть об одной вещи. Один из выживших членов АУФ утверждал, что я смеялся или улыбался в моменты убийств. Это не так, я не смеялся и не улыбался на острове.

Прокурор Inga Bejer Engh: Вы боялись быть застреленным снайпером?

Anders Breivik: Я не боялся, меня это просто беспокоило. 



Пятое судебное заседание по делу Андерса Брейвика окончено. 



Перевод судебной стенограммы на русский язык осуществил блогер nozis. Оригинал стенограммы здесь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий