понедельник, 24 ноября 2014 г.

БОРН: Герои нашего времени



Организатор Боевой организации русских националистов (БОРН), Никита Тихонов, который уже отбывает пожизненный срок за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, получил новый срок. Он был приговорен ещё к 18 годам лишения свободы по обвинению в шести убийствах и двух покушениях на убийство. Боевая организация русских националистов — одна из самых кровавых организаций, промышлявших в России в последние годы. Фигуранты дела БОРНа в своих показаниях утверждают: их «крыша» была в Администрации президента РФ. The New Times изучал версии. 


Митинг на Гоголевском бульваре памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. После их убийства прошло уже пять лет. Москва, 19 января 2014 г. /фото: Сергей Киселев/Коммерсантъ




 Руководителями БОРНа обвинение считает Никиту Тихонова и лидера организации «Русский образ» Илью Горячева, который 8 ноября 2013 года был экстрадирован из Сербии в Москву. В Сербии Горячев скрывался три года — он уехал туда перед началом суда по «делу об убийстве адвоката Маркелова». Объясняя в интервью The New Times, почему он был вынужден бежать из России, Горячев говорит, что сотрудники ФСБ заставили его дать показания против Никиты Тихонова, изобличающие его в убийстве. Эти показания Горячев дезавуировал, прислав из Сербии нотариально заверенный отказ на суд [1]. На судебном процессе — по делу БОРН — бывшие друзья-коллеги по радикальному националистическому подполью поменялись местами: лидер «Русского образа» проходит в качестве обвиняемого, а главным свидетелем против него станет Никита Тихонов, который два года назад был переведен из колонии для осужденных на пожизненное заключение в СИЗО «Лефортово».

Переведен не просто так: через год после приговора [2] Тихонов и его подельница Евгения Хасис, которые ранее не признавали свою вину в убийстве Маркелова и Бабуровой, заговорили. Тихонов начал давать показания в колонии для пожизненно осужденных в поселке Харп за полярным кругом, а Хасис — дала показания следователю СК генерал-майору юстиции Игорю Краснову, специально приехавшему к ней в мордовскую ИК-14. Неизвестно, согласовали ли свои новые показания Хасис и Тихонов между собой (во всяком случае, по закону подельники не имеют права переписываться по почте), но оба в подробностях описали убийства, совершенные боевиками БОРН, и оба назвали Илью Горячева как главного идеолога и вдохновителя этой страшной организации. Их свидетельства и стали основой для уголовного дела № 201/353810-10 — о националистической организации БОРН.



Версия Тихонова


«В колонии в поселке Харп — настоящая жуть, зимой в камере минусовая температура, сосульки cвисают с потолка, лед на стенах, — так Никита Тихонов, 34-летний человек с застывшим, похожим на маску лицом, выпускник исторического факультета МГУ, описал корреспонденту The New Times условия существования в колонии за полярным кругом. Разговор происходил пару месяцев назад в московском СИЗО «Лефортово». Здесь осужденному нравится значительно больше. «Условия нормальные, дают свидания с родными», — сказал Тихонов и попросил у корреспондента The New Times статьи православной писательницы Зои Крахмальниковой с критикой иерархов РПЦ, написанные в 90-х годах, — теперь в перерыве между допросами у него образовалось время почитать.


В июле 2012 года Никита Тихонов подписал досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием. Он раскаялся в совершенных им преступлениях, назвал своих подельников и подробно описал роль каждого из участников банды в инкриминируемых им убийствах и покушениях на убийство. Досудебное соглашение предполагает снижение наказания, в случае с Тихоновым речь может идти о замене пожизненного заключения на длительный лагерный срок. Вполне возможно, что по устной договоренности со следствием он может рассчитывать на колонию в более мягком, чем за полярным кругом, климате.

Отвечая на вопрос адвоката Горячева Марка Фейгина (во время очной ставки с Горячевым 19 декабря 2013 года), почему он кардинально изменил показания, Тихонов заявил: «На следствии и на суде (по «делу Маркелова». — The New Times) я утаил информацию о своих подельниках, в частности о Горячеве, из чувства товарищества. Я старался им помочь избежать уголовного преследования... <…> У каждого есть свой предел, мой предел наступил, и я больше ничем не могу помочь Илье Витальевичу <…> кроме того, чтобы дать совет не повторять моих ошибок, признать свою вину и тем самым избежать максимального наказания...»

Никита Тихонов и Евгения Хасис во время оглашения приговора в Мосгорсуде 6 мая 2011 г. Андрей Стенин/РИА Новости


Два друга


Студенты-историки Тихонов и Горячев, как говорят, познакомились в библиотеке в начале 2000-х годов. Издавали вместе журнал «Русский образ»[3]. Из показаний Тихонова понятно, что они с Горячевым — люди очень разные по темпераменту и по складу характера. Тихонов пришел в националистическое движение из футбольных фанатов, много времени проводил в уличных драках с «антифа», тогда как Горячев — мальчик из интеллигентной семьи (мама — поэт, член Союза писателей), более склонный к интеллектуальной деятельности, одержимый идеей создания мощной националистической организации, крутился в российской околополитической тусовке, общался с людьми, близкими к руководству прокремлевской «России молодой»[4].

Тихонов с 2006 года ушёл на нелегальное положение — его подозревали в убийстве 19-летнего антифашиста Александра Рюхина. Он уехал на Украину, но активно общался с Горячевым по интернету и, с его слов, знал, что у того появились серьезные покровители во властных структурах. Летом 2007 года Тихонов вернулся в Москву и, встретившись с Горячевым, поинтересовался, не смогут ли его высокопоставленные знакомые за деньги «отмазать» его от обвинения в убийстве. Из показаний Тихонова: «Горячев сказал: «Можно решить без денег, но за определенные услуги для определенных людей во власти». И пояснил, что речь идёт об оказании физического давления на представителей оппозиции. <…> Я выслушал это предложение и сказал: «Ты знаешь, мне как-то лимоновцы, Каспаров, Удальцов, они мне не враги. Мои враги — «антифа», и меня это предложение не привлекает».

В одну из следующих встреч Горячев принес досье на адвоката Станислава Маркелова, объяснив, что за ним «стоит партийный проект левой партии нового типа, проект западного образца. Идеологи этой партии вместе с Маркеловым — Илья Пономарев, Олег Шеин, Борис Кагарлицкий[5]. Горячев говорил, что Маркелов получает на Западе деньги для создания партии и если его не ликвидировать, то вся молодежь пойдет не в «Русский образ», а к Маркелову. Таким образом, подчеркивает Тихонов в своих показаниях: «Горячев фактически подталкивал меня к убийству Маркелова». Но совершить убийство адвоката Тихонову удалось только в январе 2009 года. До этого он был занят. Другими убийствами.

Пиар-проект на крови

«Бренд БОРН, — рассказывал на следствии Тихонов, — придумал я, но автором концепции все-таки был Горячев. Саму организацию Горячев, по словам Тихонова, задумал как тайное подпольное общество, которое как бы дополняло легальную политическую организацию «Русский образ»[6]. Излагая свою концепцию, Горячев проводил аналогию с ирландской республиканской армией — нелегальной боевой террористической организацией, ответственной за многие убийства в Великобритании, прежде всего в Лондоне, и «Шинн Фейн» — легальной парламентской партией, также борющейся за независимость Северной Ирландии. 

Из показаний Тихонова: «Горячев планировал использовать боевиков для устранения знаковых, ключевых фигур движения «антифа», в том числе и Маркелова. <…> Органы власти будут вынуждены с нами считаться. И Горячев сможет через свои связи в кремлевских молодежных организациях и во властных структурах претендовать на депутатский мандат, войти во власть. <…> Тем более что, как я понимаю, властные структуры через Горячева оказались замазаны кровью, в частности Маркелова и других жертв, поскольку информацию (о жертвах. — The New Times) и обещанную защиту Горячеву предоставляли какие-то люди во власти. Горячев настаивал на том, чтобы он оставался теневым руководителем, общался исключительно со мной, чтобы его не знал широкий круг боевиков, которые могут попасться. И покровительство свое, и защиту от уголовного преследования он обещал исключительно мне. Им он не обещал этого. Я и сейчас думаю, что на тот момент Горячев действительно пользовался покровительством каких-то силовиков. И на протяжении моего предыдущего уголовного дела по убийству Маркелова и Бабуровой. В противном случае, я бы не решился на убийство Маркелова, не стал бы и молчать во время следствия и суда».


В чем же заключалась роль самого Тихонова? Он должен был передавать приказы Горячева боевикам, найти которых ему поручил Горячев. Все убийства должны были быть резонансными — это важно было для раскрутки бренда БОРН и, соответственно, рекрутирования новых боевиков: после каждого очередного преступления Тихонов рассылал информацию в СМИ.

«Я так понимаю, что в дальнейшем БОРН должен был стать инструментом давления на властные структуры, — дает показания Тихонов. — То есть Горячев предложил бы власти альтернативу: либо мы белые и пушистые — «Русский образ» будем с вами сотрудничать, войдем во властные структуры, либо вот эти отморозки будут дальше стрелять».

Отвечая на вопрос адвоката Горячева (во время очной ставки с Горячевым. — The New Times 19 декабря 2013 г.), сколько людей они предполагали убить для достижения своих целей, Тихонов ответил: «Сколько Горячев сказал, столько бы и убили». По данным следствия, Тихонов вместе со своими боевиками совершил десять громких убийств и два покушения. Жертвы подбирали тщательно, убивали антифашистов, мигрантов, собирались убить судью. По словам Тихонова, они обсуждали кандидатуры разных судей, которые вели процессы по делам националистов. Убить хотели такого, который, по их мнению, «походил бы на Вышинского, поскольку «осуществлял едва прикрытую законом расправу над политическими». Но, как признался на следствии Тихонов, подходящей кандидатуры не нашли. Судью Эдуарда Чувашова боевики БОРН убили через несколько месяцев после того, как сам Тихонов оказался в тюрьме по «делу Маркелова».


Илья Горячев перед рассмотрением его жалобы на содержание под стражей. Москва, Басманный суд, 27 января 2014 г.



Таинственные кураторы


«Дело БОРН» — это десятки томов. Допросов Тихонова там очень много. Он часто говорит, что у Горячева были знакомые в Администрации президента (АП), но не называет конкретных фамилий, кроме, пожалуй, Леонида Симунина, бывшего главы люберецкого филиала организации «Местные»[7]. Симунин охотно согласился встретиться с корреспондентом The New Times, назначив встречу поздно вечером в ресторане, где он общался со своими компаньонами по бизнесу. Бывшему главе «Местных» 32 года, но он уже начал лысеть. Одевается неброско — пиджак, светлая рубашка без галстука. Разговаривая, перебирает стеклянные четки, под рубашкой видна большая железная цепь, наверное, с православным крестом.

«На следствие по «делу Горячева» меня ещё не вызывали, — сообщил The New Times Симунин и вполне доброжелательно улыбнулся.— Но я готов ответить на все вопросы. В Администрации президента я никогда не работал, с Якеменко[8] знаком. С Горячевым мы занимались рекламой, бизнесом и пиаром. Но я его давно не видел. Я отошел от движения «Местные» в 2007 году, сейчас политикой не занимаюсь. На исполнителя убийств Горячев явно не тянет, а тянет ли на организатора — не знаю. Я в людях плохо разбираюсь». Никто из бывших сотрудников Администрации президента, с кем разговаривал корреспондент The New Times, не подтвердил, что Симунин числился среди штатных сотрудников Администрации. В самой Администрации информацию не подтвердили.  

Ответ на официальный запрос журнала в Администрацию президента




Если Симунин никогда не работал в Администрации президента, то тогда почему Горячев представлял его Тихонову именно как сотрудника АП, который курировал его деятельность? Один из сотрудников «Фонда эффективной политики», структуры, которой Администрация президента заказывала исследования и аналитические доклады , сказал The New Times, что фамилию Симунин никогда не слышал, но вполне допускает, что мог когда-нибудь сидеть на каком-нибудь мероприятии вместе с Ильей Горячевым: в АП приходили люди из разных общественных организаций.

Илья Горячев в интервью The New Times, переданном через адвокатов ещё из Белградской тюрьмы в июле 2013 года, о своих отношениях с Администрацией президента писал следующее: «Структуры, аффилированные с АП были моими клиентами, для них, как и для других клиентов, я проводил мониторинги, мероприятия за рубежом, писал аналитические статьи. Но это, грубо говоря, работа. А проект «Русский образ» был нашим хобби. И ни от кого, включая АП, денег на свою общественно-политическую деятельность мы не получали, мы в этот проект вкладывали свои деньги».

Читая материалы уголовного дела, постоянно задаешься одним и тем же вопросом: если Никита Тихонов говорит следователям правду о том, что Горячев рассказывал ему о кураторстве радикальных националистов со стороны АП, то не может ли так быть, что идеолог «Русского образа» выдавал желаемое за действительное, что называется, набивал себе цену? С другой стороны, о неформальных связях радикалов (как правого, так и левого толка) с силовиками давно ходят слухи. Не исключено, что и Тихонов знает больше, чем сейчас готов рассказать, и придерживает это свое знание на случай, если сделка со следствием не даст обещанного облегчения наказания.

Вот, например, что он говорит на очной ставке с Горячевым в декабре 2013 года: «Я до последнего времени полагал, что Горячев действует не по собственной инициативе. С моей точки зрения, он не такой отморозок, чтобы решать, кому жить, кому умирать, единолично. Значит, за ним кто-то есть, какие-то представители власти, на покровительство которых Горячев часто ссылался. И, спуская курок, я всегда чувствовал за собой поддержку людей влиятельных и тех, кто может прикрыть с высоты своих властных полномочий.

Удивительное дело: Евгения Хасис, подельница Тихонова, в своих показаниях оказалась более откровенной. По «делу БОРН» она не является обвиняемой — всего лишь проходит свидетелем. Но свидетелем, очевидно, важным: 9 февраля 2012 года к ней в ИК-14, в мордовский поселок Парца, приехал следователь СК генерал Игорь Краснов. И Хасис так же, как и Тихонов, достала пухлую тетрадку с записями и подробно рассказала об убийствах, о которых знала от Тихонова, а также и об отношениях Горячева с сотрудниками Администрации президента. Хасис назвала несколько фамилий людей, которые, по ее мнению, курировали деятельность Горячева: все тот же Леонид Симунин, Василий Якеменко и Владислав Сурков.


Из показаний Хасис: «Илья Горячев пояснил, что у него есть достаточно близкий контакт с представителем из Администрации президента... <…> Это Леонид Симунин, который курировал «Русский образ»... <…> Он был подчиненным Якеменко, который находится в непосредственном подчинении у Суркова и докладывает ему».


Хасис говорит, что благодаря Симунину удавалось согласовывать шествия, митинги, концерты, но помощь людей из Администрации президента не ограничивалась лишь концертами: «Сотрудничество заключалось не только в предоставлении разрешения на всякие мероприятия, шествия «Русского образа», но и в непосредственно прямом финансировании всех этих мероприятий от Администрации президента». По словам Хасис, «единственной работой Горячева был — контакт с Администрацией президента по молодежной политике. <…> Люди из Администрации президента готовы были его поддержать на пути создания правой политической партии. <…> И, по выражению Ильи Горячева, он собирался, скажем так, усидеть на двух стульях. С одной стороны, делать вид, что он полностью под контролем людей из Администрации президента, с другой — принимать решения самостоятельно». В том же интервью из Белградской тюрьмы Илья Горячев написал, что «сотрудничал с вертикалью Никиты Иванова и его куратором был помощник Иванова — Павел Карпов».


Никита Иванов [9] в 2005–2009 годах был заместителем руководителя управления по связям с зарубежными странами Администрации президента, курировал работу с молодежными организациями «Наши», «Россия молодая», а также с футбольными фанатскими организациями.


«Я думаю, что Горячев, скорее всего, фигурировал в каких-то списках у Суркова (зам. руководителя Администрации президента. — The New Times), — говорит главный редактор «Русского журнала» Александр Морозов (в 2000–2001 гг. работал в Главном управлении внутренней политики АП и участвовал в раскрутке «второй ноги власти» — партии «Справедливая Россия»), осведомленный о том, как с молодежными организациями работали в АП. Он был одним из многих парней, которые, с точки зрения Суркова, могли быть какими-нибудь информаторами внутри националистического движения. Сурков всегда ставил себе задачу найти информаторов во всех политически активных радикальных кругах. А как раз в 2004–2008 годах между националистами и антифашистами был конфликт, который представлял проблему для администрации, и им нужно было через кого-то получать информацию».

Эксперт по неформальным молодежным движениям Владимир Прибыловский сказал The New Times, что слышал фамилию Карпов: «Его имя всплывало как раз в связи с Никитой Ивановым. Были люди, которые называли себя сотрудниками Администрации президента, но в штате не состояли, они получали какие-то разовые заказы и пропуска в Кремль на несколько месяцев». Симунин же подтвердил The New Times, что хорошо знает Павла Карпова, пообещал сообщить ему о желании The New Times с ним поговорить, но дать его координаты наотрез отказался. Также отказался общаться с The New Times и Никита Иванов. Его знакомые сообщили The New Times, что бывшему сотруднику АП и бывшему члену Совета Федерации (2011–2013 гг.) «неприятно говорить на эту тему». Редакция отправила запрос Павлу Карпову в «Национальную Лабораторию внешней политики», где он сейчас — удивительное совпадение — трудится вместе с Никитой Ивановым. Ответа в редакцию не поступило.



Версия Горячева


Высокий, худощавый, подвижный, в тонких очках, чуть блуждающая улыбка — Илья Горячев кажется полной противоположностью Тихонову. Горячев держится уверенно, как будто ему и не грозит 25-летний срок: он уверен, что сможет доказать в суде присяжных свою невиновность. Корреспондент The New Times разговаривала с Горячевым в СИЗО «Бутырка», куда его перевели пару месяцев назад из «Лефортово» и где ему пришлось несладко. «Его отправили в худшие условия, чтобы заставить дать нужные показания», — уверена член ОНК Любовь Волкова. Правозащитница разговаривала с лидером «Русского образа» вскоре после того, как он совершил попытку суицида в камере (в январе 2014 года. — The New Times). «Его поместили в многоместную камеру, где содержится 15—16 воров, гастарбайтеры и мелкие воришки, — продолжает Волкова. — Там он пробыл меньше суток. Горячев рассказал, что к нему тут же подошел смотрящий за камерой, который потребовал, чтобы он заплатил «за хорошую жизнь» 2 млн рублей. Когда Горячев объяснил, что таких денег у него нет, смотрящий стал куда-то срочно названивать. Выяснив, кто такой новый «постоялец», он сказал Горячеву, что тому придется делать самую грязную работу, а если он не согласится, то будет совсем плохо. Вот в 6 утра Горячев и вскрыл себе вены бритвенным прибором. Крови было очень много. Отвезли в санчасть, а потом перевели в другую камеру».


«Я показаний не даю, — объяснил The New Times Горячев. — Следователь Краснов хочет, чтобы я подтвердил все, что сказал Тихонов. Но я не признаю себя виновным. К Никите Тихонову я не испытываю ни грамма ненависти, потому что понимаю, что любому человеку можно создать условия, в которых он подпишется под чем угодно».

И все-таки, почему Следственный комитет так добивался экстрадиции Горячева из Сербии (сербский суд только со второго раза согласился выдать его России)? На этот вопрос у Горячева есть объяснение: его задержали в Сербии 8 мая 2013 года, в тот же день, когда был отправлен в отставку с поста вице-премьера Владислав Сурков — Горячев подчеркивает, что это не случайное совпадение событий. Он считает, что во власти есть некие люди, которые хотели бы «связать Администрацию президента с националистическим подпольем». Впрочем, показаний на Суркова от Горячева никто пока не просил.

Версия Якеменко

И все-таки, почему в деле об убийствах, совершенных националистами, так настойчиво упоминаются сотрудники Администрации президента?

«Они не могут давать на меня показания, потому что я вообще не знаю этих людей. Не надо мне это говорить, ладно?» — так бывший глава Росмолодежи Василий Якеменко по телефону прокомментировал The New Times информацию о том,что в показаниях националистов фигурирует его имя.

«Фамилию Горячев я впервые слышу от вас. Я его не видел ни разу в жизни. Вы читали фальшивые материалы, — продолжал он уверенным тоном, не терпящим возражений. — Симунин был у меня в «Идущих вместе» в 2004 году, ушел от меня, и больше я его не видел. Что касается кураторов, то в Администрации президента курируют все, курировали националистические организации и курируют сейчас. Но курировать — это не значит иметь контроль. Там может быть пара агентов, можно кого-то о чем-то попросить, предложить денег, попросить об услуге. Но далеко не всегда это заканчивается каким-то результатом. А вообще все эти статьи и ваш звонок — желание привязать к этому делу Суркова. Я не могу сказать, чей это заказ. Не могу сказать, кому Сурков покоя не дает. И дело не в том, имел ли Сурков отношение к этим людям (националистам. — The New Times). Вопрос в том, что если Сурков вернется, то многим обитателям высоких кабинетов придется куда-то уйти. Возвращение Суркова — это страшный сон многих обитателей кремлевских подъездов».

Версия Маркелова


Михаил Маркелов, старший брат убитого адвоката Станислава Маркелова, не верит, что сотрудники Администрации президента были в курсе криминальных планов организации БОРН, хотя допускает, что они вполне могли сотрудничать с Горячевым как с представителем националистической организации.

«Я думаю, что для Тихонова и Хасис — это возможность шантажировать власть, — говорит The New Times Маркелов, который всячески способствовал раскрытию убийства своего брата. — Эти ребята как бы говорят: мы работали с властью, а она нас упекла за решетку. Меняйте пожизненный срок Тихонову на меньший срок, а Хасис выпускайте по УДО. Я, кстати, встречался с Никитой Ивановым после убийства Стаса. Разговор был вполне открытый: «Если ко мне есть претензии у правоохранительных органов или если есть какие-то оперативные данные о моей причастности, предъявите, — сказал мне Иванов. — Я общаюсь с очень многими людьми из разных организаций, и не всегда у них на лбу написано, откуда они пришли».


Судя по всему, тогда доказательств связи Никиты Иванова с убийцами Маркелова-младшего не нашли. Хотя в некоторых оперативных структурах поговаривали, что бывший сотрудник АП мог знать, кто стоит за убийством адвоката и журналистки Насти Бабуровой.

«Горячева хотят посадить на 25 лет по показаниям двух уголовников, — комментирует The New Times его адвокат Марк Фейгин. — Он написал 35 страниц своих возражений по всем пунктам обвинения, которое ему предъявляют. А в суде мы будем просить о вызове на допрос Якеменко, Суркова, Симунина. Надо проверить показания Тихонова и Хасис, задать вопросы тем, о ком они столько говорят».

Глава центра «СОВА» Александр Верховский, который занимается мониторингом националистических организаций, не исключает, что Тихонов и Хасис дают показания, чтобы скостить себе сроки: «Им очень не нравится сидеть. А чтобы выйти, они кого хочешь назовут — вот они и придумали себе покровителей от власти. Тут возможны два варианта: или у них некоторая мания величия, либо это выдумка их адвокатов — правда, не очень понятно, как это их защищает. Есть и третий вариант: может, оперативники подсказали, у них ведь тоже могут быть свои интересы».

«О том, что Никита Иванов ведал «нациками», в свое время ходили разные слухи, — говорит политолог Владимир Прибыловский. — Но на самом деле вся эта молодежная политика — большая фикция. Это распил бюджета. Вполне допускаю, что мелкие чиновники Суркову хвалились, что у них есть бойцы, в случае чего пригодятся. С другой стороны, подобные организации, как «Русский образ», как БОРН, на самом деле нафильтрованы и фээсбэшниками, и ментами, а «нацики» не считают ФСБ врагами и охотно с ними сотрудничают».


Александр Верховский вспоминает, что, когда еще в 2010 году арестовали Тихонова, у него возникла мысль, что кто-то хочет насолить Суркову. Почему? «Для тех, кто понимает, было очевидно, что Тихонов связан с «Русским образом», который был политической, легальной частью БОРН и мог быть связан с АП. Но тогда никто не упоминал имя Суркова в контексте «дела Маркелова». А теперь, когда ФСБ удалось расследовать это дело («Дело БОРН» ведет СК, но курирует его ФСБ. — The New Times), а ведь это, наверное, самое крупное расследование, которое касается националистов, то для ФСБ довести его до конца — дело принципа». Глеб Павловский, который работал советником руководителя Администрации президента в 1997–2011 годах считает, что показания, данные людьми, чья жизнь и выход на свободу — в полной власти государства, не могут рассматриваться как свободно данные и достоверные: «Это похоже на зэковский троллинг, а может быть, и троллинг на высоком уровне». 



2. 6 мая 2011 г. Мосгорсуд приговорил Никиту Тихонова к пожизненному заключению, а Евгению Хасис — к 18 годам колонии общего режима.
3. «Русский образ» — ежемесячный журнал, выходил с ноября 2004 по 2009 г.
4. Движение «Россия молодая» (РУМОЛ) создано в 2005 г. Идеология движения — гражданский национализм. До сентября 2010 г. движение возглавлял депутат Госдумы Максим Мищенко, затем Антон Демидов. The New Times подробно писал об этой организации ещё в 2007 г. (№ 6 от 19 марта 2007 г.) в материале «Боевые отряды Кремля». В этом материале, в частности, приводились данные аудиозаписи встречи тогдашнего заместителя руководителя Администрации президента Владислава Суркова с активистами «России молодой».
5. Илья Пономарев — депутат Госдумы с 2007 года по настоящее время, член Совета «Левого фронта», Олег Шеин — депутат Госдумы от «Справедливой России», социал- демократ , Борис Кагарлицкий — социолог, левый публицист.
6. «Русский образ» — основана в 2007 году, ультраправая националистическая организация, сочетающая радикальные лозунги с поддержкой Владимира Путина и сотрудничеством с властными органами. Образовалась на базе журнала с одноименным названием.
7. «Местные» — подмосковное молодежное политико-экологическое движение. Создано 19 октября 2005 г. Активисты движения проводили пикетирование конференции «Другая Россия», акцию «Не дадим рулить мигрантам» и другие.
8. Василий Якеменко, один из отцов-основателей движения «Наши», глава Росмолодежи в 2007–2012 гг.
9. Никита Иванов после ухода из АП был назначен сенатором от Республики Ингушетия в Совете Федерации (декабрь 2011–октябрь 2013 г.)



Убийства, вменяемые членам организации БОРН




10 октября 2008 г. убит 26-летний антифашист Федор Филатов.

6 декабря 2008 г. убит Салохитдин Азизов. Убийцы отрубили ему голову, упаковали в черный пакет и отнесли к Можайской горуправе.

19 января 2009 г. убиты адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова.

27 июня 2009 г. убит 21-летний антифашист Илья Джапаридзе.

3 сентября 2009 г. убит 18-летний Расул Халилов, член банды «Черные ястребы» (кавказская радикальная националистическая группировка, получившая известность после вооруженного нападения на двух русских молодых людей в московском метро 6 мая 2008 г.).

16 ноября 2009 г. убит 26-летний лидер антифашистов Илья Хуторской по кличке Ваня Костолом.

24 декабря 2009 г. убит 27-летний Муслим Абдуллаев, чемпион Европы и мира по тайскому боксу.

12 апреля 2010 г. убит 48-летний судья Мосгорсуда Эдуард Чувашов, который рассматривал дела националистов.

15 сентября 2010 г. убит Сосо Хачикян, которого правые сайты обвиняли в том, что он избил русскую девушку. 


Обвинения в убийствах предъявлены членам БОРН: Вячеславу Исаеву, Максиму Баклагину, Михаилу Волкову, Юрию Тихомирову.  Александр Паринов находится в бегах. По данным следствия, ещё один фигурант этого дела — Алексей Коршунов, скрывавшийся на Украине, подорвался 4 октября 2011 г. на ручной гранате во время пробежки в Запорожье. Дело в отношении Никиты Тихонова будет рассматриваться в особом порядке — он заключил досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием. Дело в отношении Ильи Горячева выделено в отдельное производство, идёт следствие.




Светова Зоя. Убийцы нашего времени // The New Times № 14-15 от 28 апреля 2014

Комментариев нет:

Отправить комментарий