четверг, 10 июля 2014 г.

На некоторых станциях московского метро находиться опасно для здоровья


В июле московские власти планируют открыть ещё одну новую станцию — «Спартак». Но, судя по документам, с которыми ознакомился «Русский репортёр», есть серьёзные основания подозревать, что не вполне благополучно обстоят дела с уже открытыми несколько месяцев назад станциями «Битцевский парк» и «Лесопарковая». Не исключено, что находиться на них опасно для здоровья. 


Ст.м.  «Битцевскиий парк» . Фото: m24.ru


На галерее, соединяющей станцию «Новоясеневская» с «Битцевским парком», стоит запах химического производства. Режет глаза, першит в горле. В отличие от производственных цехов и лабораторий, здесь не выдают респираторы. Женщина справа от меня начинает сухо болезненно кашлять. Молодая девушка прикрывает нижнюю часть лица руками, ускоряет шаг. Спускаюсь, делаю круг по платформе. «Битцевский парк» — современная, блестящая, красивая станция. На одной из стен минималистское панно из закаленного стекла: всадники, собаки, деревья. Подразумевается конная охота. Химический запах портит все впечатление. Запах есть везде, где-то меньше, где-то больше. То же самое на соседней «Лесопарковой». Через двадцать минут начинает слегка кружиться голова. Запах удерживается даже в составах, курсирующих между станциями. «Битцевскиий парк» и «Лесопарковая» — новостройки. Их сдали нынешней зимой с опозданием на три месяца. На открытие приезжал мэр Собянин, обещавший москвичам эти станции, а заодно и «Жулебино», во время предвыборной кампании.

— На запах стали жаловаться сразу, — говорит заместитель председателя профсоюза работников Московского метрополитена Николай Гостев. — Руководство объясняло, свежая краска, ничего страшного, через неделю выветрится. Прошла неделя, месяц — ничего не изменилось. 

По итогам мартовской инспекции ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии города Москвы» столичного Роспотребнадзора (экспертиза есть в распоряжении «РР») на станциях было выявлено критическое превышение предельно-допустимой концентрации стирола. В кассовом зале и вестибюле в 150–200 раз. Если верить химическому справочнику, стирол — бесцветное вещество со специфическим запахом, применяется для производства полимеров, а ещё входит в состав напалма. Является сильнейшим ядом. При хронической интоксикации вызывает поражение нервной и кровеносной систем, нарушение обмена веществ, а у женщин также нарушение репродуктивной функции. Гипотеза профсоюза: слишком спешили сдать станции, и, возможно, добавили стирол в бетон в качестве отвердителя. Впрочем, это вещество могли использовать при возведении либо обустройстве станции и по-другому. 

— Все, конечно, страшно перепугались. Особенно девчонки, которые не рожали, — говорит сотрудник метрополитена. — Кто мог, перевелся на другие станции. А остальным что делать? Если не увольняться, то следующая станция… рак крови?

Работники подземки просят не называть их имен. Бояться увольнения, лишения премии, других «репрессий». Люди, особенно иногородние, за работу в метрополитене держатся, все-таки по средним российским меркам здесь неплохая зарплата. В московском метро действует циркуляр, запрещающий разглашать не только служебную, искаженную или непроверенную информацию, что логично, но и вообще любые другие сведения, «негативно влияющие на деловую репутацию» метрополитена. Дальше история становится все более туманной. На обеспокоенное письмо профсоюзников ГУП «Московский метрополитен» направило ответ, где также ссылалось на проверку Роспотребнадзора, которую провели спустя несколько дней после первой, но стирола не выявило. Заодно ГУП сослалось и на независимых экспертов.

— Стирола мы действительно не нашли, — утверждает Антон Ястребцев, генеральный директор фирмы «Экология жизненного пространства», которая проводила одну из независимых экспертиз. — Причем анализ мы делали в лаборатории МГУ. Потерять стирол по пути никак не могли! Но запах на станциях есть, к чему отрицать. Но мы-то проверяли только на стирол. А есть комплексная экспертиза…

— Почему одна экспертиза показала наличие стирола, а другая нет? Он что, испарился?

— Ничего не могу сказать. У меня нет ответа.

Окончательно ситуацию запутала майская проверка ФБУЗ (заключение также есть в распоряжении «РР»), которая снова зафиксировала превышение стирола в пределах от 10 до 450 раз на «Лесопарковой» и от 90 до 700 раз на «Битцевском парке». Кроме того, отмечено превышение ацетона, этилбензола и ряда других вредных веществ. Якобы были и ещё проверки, но их результаты тоже якобы скрывают от работников. Среди метрополитеновцев растет паника, ходят самые невероятные слухи вплоть до «радиоактивного заражения», подозревают грандиозный «заговор». У тех, кто постоянно трудится на «нехороших» станциях, целый букет симптомов: высыпания на коже, красные глаза, головные боли, удушье, бессонница, хроническая усталость.

— Во всем надо обстоятельно разобраться. Может быть, с участием каких-нибудь депутатов, прокуроров, — продолжает Николай Гостев. — Кто-то бывает на этих станциях раз год, или раз в пять лет, или раз в жизни. А кто-то каждый день отсюда ездит на работу. Стирол накапливается в организме. А сотрудники, которые там все время работают? По-хорошему, станции надо закрывать, искать причину появления запаха и устранять ее. Ну а пока хотя бы смены регулярно менять. Чтобы не дышали этим постоянно. Зачем людей гробить?




К слову, пару лет назад превышение стирола в 60-80 раз выявили в Кировском областном перинатальном центре. Источником ядовитых выделений стали семь тысяч квадратных метров некачественно сделанных наливных полов. По решению суда центр был закрыт на три месяца: полы поменяли.




Андрей Веселов. «Следующая станция ... рак?» // Русский репортёр 04.07.2014

1 комментарий:

  1. опасно для сотрудников станции, поэтому им разрешено каждые полчаса выходить на воздух....а просто людям который там проезжают за 5 минут-это не страшно

    ОтветитьУдалить