вторник, 18 февраля 2014 г.

Владислав Иноземцев: «Олимпиада не станет причиной нового кризиса в России»


Олимпиада в Сочи не станет причиной нового кризиса в России, но и рассчитывать на то, что она даст толчок экономическому развитию страны, не стоит. Экономисты и аналитики в России спорят о том, какой эффект для страны будут иметь Олимпийские игры в Сочи. Мнения высказываются полярные. Например, рейтинговое агентство Moody’s недавно опубликовало оценку, согласно которой Игры добавят российской экономике 0,4% роста ВВП в этом году. Критики нынешней власти, напротив, утверждают, что олимпийские траты легли тяжким бременем на экономику и бюджет, и ждут не роста, а начала масштабного кризиса после завершения Олимпиады. Какое влияние на экономику окажут расходы на подготовку и проведение Олимпиады, в интервью «Профилю» рассуждает директор Центра исследований постиндустриального общества, экономист Владислав Иноземцев..


ПРОФИЛЬ: Почему, на ваш взгляд, сочинские Игры оказались такими дорогими? Дело в коррупции?

Иноземцев: Важнейшая причина, на мой взгляд, не в коррупции, а в произвольном выборе места для проведения соревнований. Бюджет Игр значительно вырос за счет инфраструктурного строительства, которого не случалось еще в истории зимних Олимпиад. В большинстве случаев Игры проводились там, где уже имелась отличная инфраструктура для зимних видов спорта. В частности, горнолыжные курорты в окрестностях французского Альбервиля (столица Игр-1992. — «Профиль») в течение сезона посещают более 1,2 млн человек, знаменитые «Три долины» имеют 600 км горнолыжных трасс и пропускную способность подъемников 259 тыс. человек в час. В Сочи эти показатели даже сейчас составляют 55 тыс., 45 км и менее чем 10 тыс. человек в час соответственно. В России речь шла о строительстве инфраструктуры практически с нуля. В итоге на проведение Олимпийских игр Россия затратила огромные средства. Даже от вполне «проверенных» чиновников Минрегионразвития мы знаем, что за несколько лет смета мероприятия выросла с 214 млрд рублей до 1,5 трлн рублей. И, конечно же, многие критики нынешнего курса говорят о вопиющей даже по российским меркам коррупции. Бюджет сочинской Олимпиады огромен — он более чем в пять раз превышает суммарные траты на семь предшествующих зимних Игр. Для сравнения: Игры во французском Альбервиле в 1992 году обошлись в $700 млн., в японском Нагано в 1998-м — в $1,1 млрд., в канадском Ванкувере в 2010-м — в $2,4 млрд.

ПРОФИЛЬ: Насколько обременительны такие расходы для России?

Иноземцев: Я бы не стал драматизировать случившееся. Да, $50 млрд. — это огромные траты. И не стоит верить в то, что значительная часть этих средств — внебюджетные. Основными «частными» инвесторами проектов в Сочи стали государственные корпорации. Те объекты, которые строились за счет крупных олигархических компаний, были возведены на кредитные средства — и более 190 млрд. рублей таких кредитов правительство уже вынуждено пролонгировать. Даже те немногочисленные стройки, в которых обошлись без кредитных средств, сейчас будут переданы на баланс местных властей, так как предприниматели не готовы и дальше тратиться на их поддержание. При этом ни для кого не секрет, что крупным компаниям были обещаны налоговые льготы, которые, конечно, позволят им сэкономить больше, чем было потрачено на строительство. Иначе говоря, вся олимпийская стройка выполнена исключительно на бюджетные средства. Но в масштабах нынешней России эти расходы не выглядят катастрофическими. 1,5 трлн рублей — это доходы федерального бюджета за один месяц, или менее 30% поступлений от экспортной пошлины на нефть и газ за год. Россия, вопреки утверждениям оппозиционеров, не разорится от подобных трат. Использовать средства на организацию Олимпиады — лучше, чем потерять их на злоупотреблениях при госзакупках или спустить на поддержку одиозных режимов в Минске и Киеве, которые, кстати, обойдутся Москве в текущем году в 850—900 млрд рублей.

ПРОФИЛЬ: Сейчас активно обсуждается тезис, что Олимпиада может стать катализатором масштабного экономического кризиса в стране. Что вы об этом думаете? Или, может быть, наоборот, Олимпиада окажет позитивное влияние на экономику?

Иноземцев: Очевидно, что организация Олимпийских игр не вызовет в стране экономического кризиса, но вряд ли приведет к ускорению экономического роста даже в отдельно взятом регионе страны. Причины просты. Значительная часть средств украдена, думаю, что 30% — крайне заниженная оценка, если сравнивать мировые и российские цены олимпийских объектов. Более половины стройматериалов и конструкций — импортные, и потому к экономическому росту в России эта стройка имела мало отношения. Наконец, до 70% работников, трудом которых создан олимпийский блеск, — выходцы из постсоветских республик, и значительная часть выплаченных им зарплат не пойдет на потребление внутри страны. Туристического бума в Сочи тоже не будет: билеты на Игры не распроданы, а значительная часть выкуплена госкомпаниями и организаторами. Олимпиада пройдет, как прошел саммит АТЭС во Владивостоке или Универсиада в Казани: после нее останется обновленный город с избыточными инфраструктурными и спортивными объектами. Но критиковать проект «Сочи-2014» поздно. Он уже состоялся. Объяснять им экономические проблемы страны смешно — его цена едва превышает 2% ВВП. Но ждать от него толчка для развития еще менее обоснованно. Его надо пережить и забыть. И заняться тем, что гораздо более важно для страны, — созданием условий для экономического роста.

ПРОФИЛЬ: И все-таки возможно ли обеспечить окупаемость олимпийских объектов в Сочи?

Иноземцев: Практически нет. Если сравнивать возможности его горнолыжного кластера с теми же «Тремя долинами», то окажется, что ежегодная выручка последних — около 2 млрд евро в сезон — существенно превышает объем инвестиций в развитие курорта за 3—4 предшествующих года. В Сочи же даже непосредственно вложенные в развитие горнолыжного кластера средства (не менее $3—4 млрд) будут окупаться более 30 лет. Стадионы и прочие спортивные сооружения в самих Сочи и на побережье вообще никогда не имеют шансов начать приносить прибыль, тем более что их обслуживание и поддержание потребуют не менее $1—1,2 млрд ежегодно. Во многом о перспективах использования олимпийских объектов можно судить по аналогичным крупным проектам последнего времени в других странах — олимпийским стройкам в Пекине и стадионам, на которых проводился футбольный чемпионат мира 2010 года в ЮАР. Большинство этих объектов сейчас практически не используется, в том числе даже современные стадионы в китайской столице с ее 20-миллионным населением.

ПРОФИЛЬ: Тогда возникает резонный вопрос: оправданно участие в подобных проектах с точки зрения экономики? Стоило ли России бороться за проведение Олимпийских игр?

Иноземцев: Думаю, что не стоило. Тем более что в последнее время все более отчетливо видно, что подобные мероприятия достаются странам, стремящимся заполучить их в основном по политическим причинам. Олимпиада в Пекине в 2008 году, чемпионат мира по футболу в Катаре в 2022 году, Сочи-2014 — все это результат попыток стран, недовольных своим глобальным имиджем, стать вровень с развитыми государствами, где спорт воспринимают так, как его и стоит воспринимать, — как занятие увлеченных и здоровых людей, а не форму окологосударственной пропаганды. И когда Россия пополнила этот список «желающих себя проявить», вопрос покинул спортивную и даже экономическую сферу, став уже целиком политическим.

ПРОФИЛЬ: То есть игры в Сочи не надо оценивать только с экономической точки зрения?

Иноземцев: Именно так. Россия стремилась доказать, что является великой спортивной державой, а ее возможности достаточны для организации соревнований самого высокого класса. Мы увидим, так ли это, всего через несколько дней. И общий фон для нас крайне неблагоприятный. Последние две Олимпиады — как летняя 2008 года, так и зимняя 2010-го — были выиграны странами-организаторами. Я был в Канаде в день закрытия XXI зимних Олимпийских игр и видел общенародный подъем на фоне славной победы. Удастся ли России показать такой результат после поражения в том же Ванкувере? У меня есть в этом большие сомнения. Насколько участникам и гостям Игр понравится прием в олимпийском Сочи? Думаю, что с учетом проблемы безопасности, идеологизированности Игр, массы сложностей в политических отношениях с многими государствами-участниками, здесь тоже не обойдется без эксцессов. Иначе говоря, Олимпиаду можно будет считать в целом успешной не в том случае, если она окупится, а в том, если она реализует в общих чертах тот политический месседж, который в ней был изначально заложен. Что, увы, маловероятно.



Интервью для журнала Профиль брала Марина Соколовская. 05.02.2014.

Комментариев нет:

Отправить комментарий