среда, 22 января 2014 г.

Русские рабы в Дагестане. Расследование РИА «новости»



МАХАЧКАЛА-ДЕРБЕНТ (Дагестан), 21 янв - РИА Новости, Дмитрий Виноградов.

Тема рабов, чей труд будто бы используют на кирпичных заводах Дагестана, уже не первый год звучит в блогосфере и некоторых СМИ. Тема это довольно странная: при всей своей скандальности ("русские рабы на дагестанских кирпичных заводах" превратилось уже чуть ли не в интернет-мем) она довольно редко поднимается в федеральных СМИ, не занимаются ею и правоохранительные органы. Местные власти утверждают, что такой проблемы вовсе не существует, а тема раздувается русскими националистами. Чтобы разобраться, как на самом деле обстоят дела, спецкор РИА Новости отправился в горы Дагестана, чтобы в итоге… вывезти оттуда белорусского невольника. 

Вячеслав Скрипник (слева). Фото: Василий Ильинский

Работал за сигареты и побои


…Уже только в Москве, на Белорусском вокзале, когда мы садились в поезд до Минска, Славик признался, что его избивали. Один раз сын "хозяина" избил его за то, что Вячеслав попытался сбежать. 36-летний житель деревни неподалеку от Минска Вячеслав Скрипник попал в Дагестан, как и большинство "рабов", случайно. Сначала он приехал в Москву, несколько месяцев проработал разнорабочим в Химках. Подзаработав, собрался возвращаться в Белоруссию, но на Белорусском вокзале задремавшего в ожидании поезда Вячеслава обокрали — украли вещи и деньги. Сердобольные полицейские, к которым Скрипник обратился за помощью, сказали, что есть возможность поехать на олимпийские стройки в Сочи. "Возвращаться в семью без денег не хотелось, и я согласился", — вспоминает Вячеслав. Полицейские состыковали его с неким вербовщиком, в районе Тёплого Стана.

Уже в автобусе оказалось, что Вячеслав едет не в Сочи, а в Дагестан. Тут же он познакомился с попутчиками: такими же работягами из российской и белорусской глубинки. Все ехали за длинным рублем. Некоторые были навеселе и уверены, что едут в Сочи на стройку олимпийских объектов. По прибытии в Махачкалу рабочим сказали, что их переезд оплатили работодатели, и теперь никто из них не может уехать, пока не отработает 15 тысяч — это, кстати, гораздо больше, чем на самом деле стоит билет.

 
Спасать Скрипника Олег Мельников (третий слева) приехал с охранником мэра Махачкалы. Фото: Василий Ильинский


За Славиком приехал "нормальный человек на большой машине", который предложил работу в пластиковом цеху за 25 тысяч в месяц. Вячеслав согласился. Впрочем, обещанных денег Скрипник так ни разу и не увидел: хотя работы в цеху было много, "хозяин", как называл его Славик, все время говорил, что сейчас "не сезон", "денег нет", и зарплата будет потом. Со Славиком расплачивались едой и сигаретами. Несколько месяцев он работал, вообще не видя денег. Потом обратился в местные органы ФМС с просьбой отправить его в родную Белоруссию. Сотрудники отделения забрали у него паспорт "для проверки паспортного режима". Через несколько недель Скрипнику выписали штраф на три тысячи рублей, а его документы оказались у "хозяина". Тот и выплатил за Славика его штраф. В это время в Белоруссии Вячеслава объявили в розыск как без вести пропавшего.

Наслушавшись рассказов про опасный Дагестан и опасных дагестанцев, Вячеслав боялся выходить из цеха. Уехать ему удалось только когда на заводе появились волонтеры, которые специально ищут подобных "рабов".  Как рассказал РИА Новости местный волонтер Арслан, они с друзьями специально объезжают производства в окрестностях Махачкалы и Дербента. "Подходим к работникам, интересуемся, платят ли им, хотели бы уехать или нет. Есть ли у них сотовая связь. Если связь есть — значит, это уже какая-то свобода. Но обычно связи нету", — рассказывает Арслан. По его оценке, около четверти работников таких производств хотели бы свое место работы покинуть. Собрав деньги, волонтеры вывозят "раба" с завода. Как правило, это планируется как целая операция — беглецу наказывают ждать в определенном месте. Несколько раз освободителям приходилось драться с охранниками, поэтому теперь они зовут с собой либо полицейских, либо представителей ветеранских организаций.

 
Для освобождения семерых человек в селе Мекеги пришлось развернуть целую войсковую операцию. Фото: Закир Измаилов

Для освобождения Вячеслава Скрипника своего охранника выделил тогдашний мэр Махачкалы Саид Амиров, на прием к которому удалось пробиться волонтерам. Впрочем, и такое высокое покровительство не отменяет необходимости всем миром собирать деньги на вызволение "рабов". В Махачкале Скрипник неожиданно остается один на один с корреспондентом РИА Новости, которому приходится покупать ему билет сначала до Москвы, а потом и до Минска. Наградой за это становятся эмоции близких Вячеслава — его супруги и двоих детей. Они не получали вестей от отца семейства несколько месяцев. Больше на заработки в Россию Скрипник не поедет.

 
Родные не видели Вячеслава Скрипника несколько месяцев. Фото: Василий Ильинский


Невольники XXI века 

Как утверждает лидер движения "Альтернатива" Олег Мельников, занимающийся поиском современных невольников, только в Дагестане волонтеры освободили или помогли уехать на родину шести десяткам человек. Завышена эта цифра или точна, сказать трудно, но страницы "Альтернативы" в соцсетях заполнены видеооткровениями невольников. Вадим Пушкин из Владимирской области и Дмитрий Соколов из Смоленска, Латфилло Ишанкулов из Узбекистана, Андрей и Олеся из Оренбургской области, жители Башкирии, Хабаровска и многих других регионов бывшего Союза — все они разными путями оказывались на Северном Кавказе, вроде бы не испытывающем дефицит рабочей силы, но зато испытывающем строительный бум. Они месяцами работали на кустарных кирпичных и других производствах, зачастую не имеющих никакой регистрации и не платящих налоги. 

При этом в самом Дагестане возбуждено всего два уголовных дела по фактам незаконного удержания работников — зачастую "рабы" не могут доказать, что их удерживали на производстве силой. Кроме того, им нужно дожидаться окончания следственных действий в самом Дагестане, а они вместо этого спешат к своим семьям в далекие регионы… Трудно поверить, что все это происходит в XXI столетии, в наш век социальных сетей и мобильной связи. Родственники годами не получают никаких вестей от пропавших, а те не могут найти нескольких сотен рублей, чтобы добраться хотя бы до Махачкалы. А просто сбежать боятся, опасаясь, что республика кишит коррумпированными полицейскими и злобными боевиками, хотя на самом деле повседневная ситуация в регионе вполне спокойная.


Отправь себя в рабство

Нестандартности ситуации добавляет и неоднозначная репутация того, кто пытается вызволять дагестанских пленников. Олег Мельников, молодой человек 1991 года рождения, в волонтерском движении появился будто бы ниоткуда. При этом поначалу он вовсе не интересовался темой рабского труда. Он защищал здание в Большом Козихинском переулке от сноса, Химкинский лес — от вырубки, организовывал "Антиселигер". Ходил на "Русские марши" и называл себя националистом, потом тусовался с либеральной "Солидарностью" и выступал на одной сцене с правозащитником Львом Пономаревым. Как признаёт сам Мельников, столь опасным (и дорогим) делом, как вызволение людей из рабства, он занялся только потому, что "эта ниша была свободна", и других волонтерских организаций с такой специализацией нет.

При этом на каждом этапе его волонтерской карьеры Олега преследовали финансовые скандалы — как утверждают его знакомые, он неоднократно брал деньги взаймы и потом не спешил их отдавать. "Не переводите деньги на его счета, где он собирает их якобы для рабов" — такими сообщениями пестрит интернет. "Все эти споры урегулированы, претензий ко мне больше нет", — утверждает сам волонтер. Сейчас, одновременно с вызволением рабов, Мельников занимается поисками в Сирии блогера из Сибири Константина Журавлева, который ехал автостопом в Африку и попал в плен повстанцев, заподозривших его в шпионаже. Олег взвалил на себя миссию по его спасению, потратил уже кучу спонсорских денег, провел два месяца в воюющей Сирии, пытаясь выйти на похитителей Журавлева, но пока без толку — в условиях гражданской войны зачастую непонятно, с кем нужно вести переговоры и кто может принять решение об освобождении нашего соотечественника.

Впрочем, были и прорывы. Именно группа Мельникова осенью 2012 года в московском районе Гольяново освободила гастарбайтеров из Средней Азии, работавших за кусок заплесневелого хлеба. А в октябре 2013 года Мельников поставил рискованный эксперимент и "отправил в рабство" в Дагестан сам себя: провел неделю на одном из московских вокзалов, пока не познакомился с вербовщиком Мусой, который, опоив Мельникова каким-то суррогатом, отправил его на автобусе в Махачкалу. Только вмешательство сторонников Мельникова, силой остановивших автобус на 33-м километре от МКАДа, спасло самого лидера "Альтернативы" от рабства. Сейчас в Дагестане, утверждает Мельников, ждёт освобождения ещё одна группа невольников. Деньги на их спасение собирают в интернете, но жертвуют пока неохотно. "Народ устал от этой темы", — признался корреспонденту РИА Новости Олег.



«У Дагестана много проблем»

Между тем, власти самой республики отрицают существование проблемы. Задать им вопрос по этому поводу удалось во время специального пресс-тура для журналистов и блогеров, в котором участвовал корреспондент РИА Новости. Вице-премьер Рамазан Джафаров, генерал-майор ФСБ, в правительстве республики отвечающий за безопасность и взаимодействие с правоохранительными органами, на просьбу оценить масштабы этого явления ответил так: «Черт его знает, может, есть. У Дагестана много проблем. Но я не считаю [проблему рабского труда] проблемой массовой. Может, кто-то есть, но не в массовом порядке. Не так, что сотни-тысячи людей на кирпичных заводах работают здесь». По словам Джафарова, подобным трудом пользуются «кустарные цеха, которые делают некондиционный кирпич». «Они левые, эти цеха. А когда они левые, там всегда какие-то нарушения. Я не исключаю, что там есть какие-то люди, у которых документы отобрали», — признал вице-премьер.

Джафаров посоветовал «Альтернативе» обратить внимание на саму Москву. "В московских подвалах рабов в сотни тысяч раз больше. Ну почему вот туда не залезть? Там реальные рабы. И не только из стран СНГ, но и из дальнего зарубежья. Я в Москве работал и неоднократно показывал, где в каких подвалах работают (до 2013 года Джафаров работал начальником Отдела координации оперативной деятельности и правового обеспечения координационной службы Совета командующих Пограничными войсками государств-участников СНГ, — прим. РИА Новости)". Между тем связь современного рабовладения с теневым сектором экономики Дагестана на днях подтвердил президент Дагестана Рамазан Абдулатипов в ежегодном послании к Народному Собранию республики. "Именно в "теневую" экономику, и прежде всего в строительный сектор, ведут нити многих преступлений… В "теневой" экономике масса заложников и рабов…" При этом уровень теневой экономики в Дагестане Абдулатипов охарактеризовал как "самый высокий в стране". А тогда, во время пресс-тура, чтобы продемонстрировать, насколько эта проблема надумана, чиновники предложили блогерам: назовите любую точку Дагестана, мы поедем туда вместе и убедимся, что на кирпичных заводах нет никаких рабов. Однако эксперимент дал неожиданные результаты.


Утро на кирпичном «заводе»

На следующее утро, получив у дагестанских волонтеров "Альтернативы" координаты одного из таких производств, мы с блогерами отправились туда, на кирпичный завод в окрестностях Каспийска — соседнего с Махачкалой города. Хмурое серое утро. Серые ряды кирпичей — их лепят из глины и обжигают тут же, в земле. И опять — трудно поверить, что все это происходит в России XXI века. Нечто подобное я видел в Индии и не знал, что такое можно встретить и в нашей стране. Перед нами открылось пространство, не огороженное, впрочем, никакими заборами, на десятки метров заполненное серыми, еще не обожженными, и розовыми, готовыми, кирпичами. Едва мы остановили машину, как перед нами появился охранник — бородач в камуфляже. "Не снимайте! Здесь частная собственность!" — приказал он. Один из сопровождающих нас чиновников показал охраннику свои красные корочки. Пока он изучал документ, мы углубились в территорию. Там, с тележками, полными кирпичей, передвигались несколько плохо одетых мужчин — как славянской, так и вполне местной внешности. Мы подошли к одному из них, явно приехавшему с севера.



— Вы здесь добровольно?

Мужчина молчит и продолжает толкать тележку с кирпичами.

— Сколько вам платят?

— Лучше не будем об этом.

В этот момент охранник закончил изучение "корочек" и крикнул работнику: "Все, работай давай!"

— Все, отойди, не говори со мной, а то проблемы у меня будут, — работник так и не поднял глаза и покатил тележку с кирпичами дальше.

Чиновники поспешно увезли нас, пообещав с работниками кирпичного завода "разобраться".


Комментариев нет:

Отправить комментарий