понедельник, 29 апреля 2013 г.

Согласно сведениям, полученным «Новой», Царнаев пытался примкнуть к кавказскому подполью

Сотрудники центра по борьбе с экстремизмом республики Дагестан «разрабатывали» «бостонского взрывника» Тамерлана Царнаева в период его пребывания в республике в 2012 году и даже завели на него карточку оперативного учёта. Сотрудник Центра по борьбе с экстремизмом республики Дагестан (ЦЭПЭ — главная контора в каждой республике Северного Кавказа, которая работает по «лесным») рассказал «Новой», что в поле зрения оперов Тамерлан Царнаев попал в апреле 2012 года. Агенты силовиков неоднократно «фиксировали» его вместе с неким Махмудом Мансуром Нидалем. 18-летний Махмуд Нидаль наполовину кумык, наполовину палестинец, на тот момент уже около года находился в разработке. Оперативники считали его связным подполья, одной из задач которого была вербовка новых членов. Поэтому все люди, с которым общался Нидаль, неизбежно попадали «под колпак» и тщательно проверялись.

Чеченцы завелись и в Бостоне. 15 апреля 2013 г. Photo John Tlumacki/Globe Staff

 В ходе проверки выяснилось, что высокого молодого человека крепкого телосложения зовут Тамерлан Царнаев, он приехал в Дагестан из США, где постоянно проживает. Сканирование телефона Царнаева никаких результатов не дало: запрещенные сайты не посещал, ни с кем подозрительным не контактировал. Но из архивов выяснилось, что Царнаев не первый раз попадает в поле зрения оперов. В начале 2011 года по информации от цэпэшников ФСБ уже запрашивало Федеральное бюро расследований по поводу Тамерлана Царнаева. Силовики указывали, что фамилия Царнаев всплыла в ходе задержания на территории Дагестана канадского гражданина Вильяма Плотникова, «исповедующего радикальный ислам», и просили прислать данные, где живет и чем занимается Тамерлан Царнаев.

За 20 мин. до взрыва. 

 21-летнего Вильяма Плотникова, русского, принявшего ислам в Канаде, задержали в декабре 2010 года в городе Избербаш как подозреваемого в связях с боевиками. Сначала с ним «поработали» сотрудники ЦЭПЭ, затем республиканского ФСБ. Работали со всей серьезностью, применяя «широкий арсенал спецсредств». В ходе допросов Плотников рассказал, что приехал в Дагестан из Торонто, где с 2005 года живет с родителями, приехал один — изучать ислам. Также он дал список имен проживающих в Европе и Америке выходцев с Северного Кавказа, с которыми он общался по интернету. Силовики пробили имена по социальным сетям, среди них фигурировал и некий Тамерлан Царнаев «из Дагестана». С Царнаевым Плотников активно общался в одной из популярных исламских социальных сетей — Всемирная ассоциация мусульманской молодежи (WAMY), куда Тамерлан заходил со своей странички в youtube. Сотрудники ФСБ изучили страничку Царнаева и запросили данные у своих коллег за рубежом. Однако никакого ответа российские силовики так и не получили. Фамилия Царнаева канула в архивах. Плотникова же пришлось отпустить. За парнем не числилось криминала, да ещё его отец из Канады стал разыскивать сына. Оказалась, что Вильям Плотников, ничего не сообщив родителям, уехал из Канады в Россию, и спустя два месяца его следы нашлись в Дагестане. Родители запаниковали и обратились в МВД с просьбой помочь найти сына. До задержания и после того, как парня отпустили силовики, около полугода Плотников жил в селении Утамыш. Местные жители рассказали мне, что хорошо помнят «спокойного, доброго и очень религиозного русского парня», жившего долгое время в селении, который «ничем кроме постов и молитвы не интересовался».


 Вполне вероятно, что Царнаев и Плотников были знакомы лично. Оба занимались боксом, постоянно участвовали в соревнованиях. Оба начали проявлять пристальный интерес к религии в 2009 году, о чем говорили родители Царнаева, а также сообщил отец Плотникова, с которым мне удалось связаться. По некоторым данным, в 2009 году Тамерлан приезжал на соревнования по боксу в Канаду, где живет его тётя, вполне возможно они виделись на соревнованиях. Затем Тамерлан ещё несколько раз навещал тетю в Торонто, где жил и Плотников с родителями. Информации о том, встречались ли Царнаев и Плотников на территории Дагестана, у нас нет.

«После того как Царнаев попал в наше поле зрения уже в Дагестане, — продолжает свой рассказ цэпэшник, — мы взяли его в разработку и завели карточку оперативного учета. К «иностранцам» или русским, недавно принявшим ислам, у нас особое внимание: они крайне идейны и психологически уязвимее, их проще склонить к чему угодно, даже к самоподрыву».

Выяснилось, что Царнаев приехал в Махачкалу в конце января 2012 года к отцу, для обмена российского паспорта*. Обратного билета у него не было. Во время пребывания в Дагестане Тамерлан все время жил в Махачкале и только в марте ненадолго ездил в Чеченскую республику к родственникам в родовое село Царнаевых Чири-юрт. 19 мая 2012 года в ходе спецоперации в Махачкале убивают Махмуда Нидаля. Я разговаривала с человеком, который присутствовал во время спецоперации при переговорах о сдаче: «Сначала он соглашался сдаться, но после того, как выпустили женщин и детей, отказался. Нидаль знал, что у силовиков слишком много информации на него». Уже после спецоперации национальный антитеррористический комитет обнародовал фотографии Махмуда Нидаля в лесу с боевиками, входившими в Махачкалинскую группу. После смерти Нидаля, по оперативным данным, Тамерлан переехал от отца на квартиру родственников и без крайней необходимости не показывался на людях. Даже еду ему носила его тётя Патимат. Спустя два месяца 14 июля 2012 года в ходе другой спецоперации близ селения Утамыш в Каякентском районе убивают восемь человек. Среди них и Вильяма Плотникова, который за несколько месяцев до смерти перешёл на «нелегальное положение» — проще говоря, ушел к боевикам в лес. И с этого момента оперативники потеряли из виду Тамерлана Царнаева. Полиция приходила к отцу, но тот утверждал, что все в порядке, просто сын уехал обратно в США. Отцу не верили, полагая, что Царнаев ушел в лес. Настораживало то, что Тамерлан уехал, так и не дождавшись паспорта, документы на который он подал в конце июня 2012 года.

 «Сначала мы искали его только в республике, проверяли списки пассажиров на самолёты, поезда, дежурили на автобусных станциях. Потом расширили зону поиска уже на регион». В итоге выяснилось, что 16 июля, через два дня после гибели Вильяма Плотникова, Тамерлан Царнаев вылетел из аэропорта Минеральных вод в Москву, а уже 17 июля из аэропорта Шереметьево — в США. (Подтвердить эту информацию «Новой» не удалось. Но, думаю, спецслужбам проверить базы не сложно.) Именно после этой истории ФСБ отправило второй запрос — уже в ЦРУ — по поводу Тамерлана Царнаева с просьбой отследить его деятельность и контакты в США и поделиться информацией. Но и этот запрос остался без ответа. «Судя по всему, — говорит сотрудник ЦЭПЭ, — Тамерлан Царнаев приезжал в Дагестан с целью присоединиться к боевикам. Однако не получилось. Это непросто, сначала нужно выйти на связного, затем период «карантина» — прежде чем принять человека, боевики несколько месяцев проверяют его. После уничтожения Нидаля и Плотникова, потеряв «контакты», он — Царнаев — испугался и «соскочил»». На днях оперативное дело Тамерлана Царнаева было изъято из архивов ЦЭПЭ республики.



Спецкор "Новой" Ирина Гордиенко №47(2042). 

Комментариев нет:

Отправить комментарий