понедельник, 18 марта 2013 г.

Что ждет нового Папу. Мнение New Times

19 марта Папа Франциск официально взойдет на Святой престол: он наденет кольцо рыбака, которое по преданию принадлежало апостолу Петру, основателю Римско-католической церкви. Новый архиепископ Рима проведет свою первую официальную мессу, на которую приедут знаменитости со всего мира. Ну а дальше начнутся будни: Папе Франциску — 76-летнему бывшему архиепископу Буэнос-Айреса Хорхе Марио Бергольо, предстоит поединок с одной из самых закрытых и неприступных в мире госкорпораций — Римской курией. Проще говоря — всесильной ватиканской бюрократией, которую все последнее время сотрясают финансовые и сексуальные скандалы, неумолимо подтачивающие авторитет Святого престола. Шансы Папы против чиновников разбирал The New Times

Либеральный журнал The New Times оказался единственным российским изданием, поместившим нового главу РКЦ на первую полосу. 

Хорхе Марио Бергольо встает в 4.30 утра. За месяц прочитывает 10–12 книг, вообще его часто можно было встретить в буэнос-айресском метро с книгой в руке. Он живет с одним легким, часть второго была ампутирована в молодости после перенесенной пневмонии. У него нет недвижимости, автомобиля и накоплений. Если приходит на какое-то публичное собрание, скромно садится в последнем ряду. У него конфликт с президентом Аргентины Кристиной Киршнер — та не разделяет его чересчур консервативные взгляды на аборты и однополые браки. Вообще не все в нем понятно и не все разгадано. Говорят, в годы военной диктатуры (1976–1983) он не только не возвышал голоса против репрессий, но даже навел охранку на двоих священников-диссидентов — об этом, в частности, написал в книге «Остров молчания» аргентинский журналист Хорасио Вербитски. Впрочем, сам архиепископ Бергольо это решительно отрицал, и тех, кто ему верит, больше. В 2001-м он омывал и целовал ноги двенадцати больным СПИДом детям. В том же году убедил десятки аргентинских верующих не тратить деньги на церемонию его рукоположения в кардиналы, а отдать их на благотворительность.

И ещё одна деталь: в послании urbi et orbi, произнесенном сразу после избрания, Бергольо назвал себя «епископом Рима» — слово «Папа» не прозвучало ни разу. «Это знак того, что он видит роль понтифика как primus Inter pares («первый среди равных»), а не как абсолютного монарха», — поясняет The New Times профессор теологии Университета Падуи Вито Манкузо.

Многие видели: перед тем как 13 марта из трубы над Сикстинской капеллой повалил белый дым в знак избрания нового Папы, на трубу села чайка. Потом другая… Скорее всего, Бергольо видел этих птиц — после того как закончил молитву в Комнате плача и приготовился выйти на балкон апостольского дворца к верующим. Видел — и потому выбрал себе имя Франциск. Помимо Франциска Ксавелия (1506–1552), который вместе с Игнатием Лойолой основал в 1534 году Общество Иисуса (Орден иезуитов), второй кумир Бергольо — Святой Франциск Ассизский (1182–1226), «беднячок из Ассизи», любил разговаривать с птицами. Но — с простыми, настоящими. У Бергольо задачка будет посложней. Ему предстоит разговаривать с птицами поважней. И не только о Боге.

Вóроны

Так в Ватикане теперь называют 20 с лишним человек (среди них есть и женщины), которые с 2006 года начали собирать в ватиканских канцеляриях компрометирующие материалы на влиятельных лиц Курии. Документы о наиболее вопиющих случаях финансовых и прочих злоупотреблений ложились на стол Папе Ратцингеру — об этом накануне мартовского Конклава поведал в интервью газете «Репубблика» один из «вóронов». Он также дал понять, что они предвидели уход Ратцингера, мол, иначе просто не могло быть: Ратцингер не раз намекал, что уйдет, чтобы дать возможность новому Папе почистить ватиканскую бюрократию, на которую сам повлиять был не в состоянии. Сейчас по Ватикану и Италии пошел новый слух: Ратцингер чуть не сгорел от стыда, когда узнал о решении Банка Италии запретить безналичные расчеты и оплату банковскими карточками в музеях Ватикана — это был жест порицания за отказ Курии присоединиться к международным усилиям по борьбе с отмыванием денег. Также говорят, что «вóроны» распространили среди кардиналов, съехавшихся на заседания прошедших перед Конклавом конгрегаций, выдержки из так называемого «досье VatiLeaks» с перечнем злоупотреблений подчиненных госсекретаря Ватикана Тарчизио Бертоне. Полностью с содержанием увесистого доклада следственной комиссии, состоящей из трех кардиналов во главе с испанцем Хулианом Эррансом Касадо, был знаком только Ратцингер — он прочел доклад за два месяца до своего отречения от престола Св. Петра.

Некоторые участники Конклава, в том числе архиепископ Вены Кристоф Шёнборн, а также американские кардиналы, выразили настойчивое желание узнать всю правду о результатах следствия по VatiLeaks. Но наткнулись на сопротивление Бертоне и его окружения. Джованни Мария Виан, главный редактор официальной газеты Ватикана «Л’Оссерваторе Романо», находящейся в прямом подчинении государственного секретариата, в телефонной беседе с The New Times комментировать вопросы, касающиеся Курии и Банка Ватикана, отказался. А между тем в дни конгрегаций на этот счет были сделаны многочисленные заявления. Так, бразильский кардинал Жуан Брас ди Авис не побоялся вступить в открытую полемику с Тарчизио Бертоне — он прямо обвинил Курию в «обмане Папы», чрезмерном внимании к финансовым вопросам, защите «сугубо итальянских интересов» и сокрытии важной информации, касающейся жизни всей Церкви. Авис призвал «решительно менять» структуру Курии: «Давайте дадим шанс новому Папе». Некоторые другие кардиналы напомнили: все, что удалось Ратцингеру после вступления на престол в 2005-м, — поменять несколько высокопоставленных чиновников Банка Ватикана. При том что были планы идти гораздо дальше. Но не дали. Кто?

Новый Папа — новые вакансии


Римская курия в сегодняшнем своем виде восходит корнями к 1585 году, к папству Сикста V. Но подчеркнуто вертикальную структуру с девятью главными ведомствами, подначальными Государственному секретариату, она приобрела под Папой Павлом VI (60–70 гг. XX в.). Хотя проблема, скорее, не в самом ведомстве, а в том, кто его возглавляет. Сегодняшнего госсекретаря Бертоне назначил на этот пост Бенедикт XVI в 2006 году. Итальянского кардинала к тому моменту связывали с Ратцингером долгие годы совместной работы в Конгрегации доктрины веры. Папа вверил Бертоне решение всех политических вопросов, и тот постепенно сосредоточил в своих руках все ключевые рычаги власти в Ватикане. Его люди были поставлены во главу основных экономических ведомств: APSA, структуры, отвечающей за недвижимость Ватикана, IOR (Банка Святого престола, он же Банк Ватикана), губернаторства и префектуры по экономическим вопросам. В итоге создалась парадоксальная, а для кого-то невыносимая ситуация, в которой Госсекретариат выступал не как посредник в отношениях с Папой, а как препона, через которую все старались переступить, но не всегда удачно. Кстати, Бергольо известен тем, что его подчиненные всегда могли позвонить ему домой, и он сам снимал трубку.

Несмотря ни на что, Бенедикт XVI так и не смог расстаться со своим любимцем Бертоне. Однако со сменой понтифика должность госсекретаря, как и все остальные посты в Ватикане, автоматически становится вакантной. «Это старинная норма, защищающая Папу», — объяснил The New Times историк Альберто Меллони, член Международной академии религиозных наук. — Если избранный Папа является в душе противником Курии, у него есть возможность её заменить». Впрочем, Бертоне вскоре должно исполниться 80 лет, а по нормам канонического права кардиналы в этом возрасте автоматически теряют свои полномочия.

«Практика такова, что новый Папа делает минимальные перестановки в бюрократическом аппарате Курии», — пояснил The New Times Меллони. — Раньше было принято сменять госсекретаря и префекта Конгрегации по доктрине веры, но в последнее время и эта традиция сошла на нет. Так, ни Иоанн Павел II, ни Бенедикт XVI не заменили доставшегося им по наследству от предыдущего Папы госсекретаря. Его мандат аннулировался сам собой по причине предельного возраста (так было в случае предшественника Бертоне — Анджело Содано) или в связи с кончиной (как, например, в 1979 году с госсекретарем Папы Войтылы французским кардиналом Жан-Мари Вийо). Кто заменит 78-летнего Бертоне на посту госсекретаря? Вопрос не из простых. Ватиканист делового интернет-издания Affariitaliani.it Антонио Д’Анна указал The New Times на «неписаное правило»: при Папе-иностранце госсекретарь Святого престола обязательно должен быть итальянцем. Если эта старинная традиция подтвердится и в папство Франциска, на сцену вновь могут выйти апостольские нунции-итальянцы, отодвинутые на задворки в эпоху Бертоне. В итальянской прессе уже прозвучало имя Луиджи Вентуры, апостольского нунция в Париже. Историк Альберто Меллони тоже склоняется к этой версии: «Я думаю, что это может быть кандидат, принадлежащий к славной дипломатической традиции Ватикана». Достойным претендентом на пост госсекретаря Меллони считает и монсиньора Антонио Меннини, нунция в Великобритании. Кстати, с 2002 года по 2010-й Меннини представлял интересы престола Св. Петра в России. Именно его усилиями была организована встреча Владимира Путина с Йозефом Ратцингером, состоявшаяся в 2007 году во время визита президента России в Италию.

*Перед своим уходом Бенедикт XVI обновил состав Кардинальской наблюдательной комиссии, удалив оттуда кардинала Аттилио Никору, председателя AIF — Управления финансовой информации, отвечающего за борьбу с отмыванием денег. AIF создана в 2010 г., после того как Прокуратура Рима открыла расследование по подозрению в отмывании денег через IOR. На место Никоры был назначен председатель ASPA кардинал Доменико Калканьо.


Кризис коллегиальности

Справится ли Папа Франциск с реформой Курии? Антонио Меллони считает, что тут нет ничего сложного. «Всем известны имена карьеристов, которым в Курии не место». Ватикану в последнее время, считает Меллони, вредило отсутствие коллегиальности, поэтому нужно создать параллельную Курии структуру — так называемый Сенат сопричастности, коллегиальный орган, способный переосмыслить монархическую модель Римско-католической церкви, потерявшую актуальность в современном мире. Однако не все готовы согласиться с пересмотром централизованной власти Папы Римского. Так, один епископ поделился с The New Times своими соображениями: «Одно дело — подчиненные Папы, которых он сам выбирает, и совсем другое — организм, его контролирующий. Понтифик должен оставаться абсолютным монархом».

В то же время теолог Джаннино Пиана взывает в разговоре с The New Times к духу второго Ватиканского собора (1962–65 гг.), смысл которого — нужен диалог с современным миром: «Этот дух был утрачен, Церковь зациклилась на самой себе, вступив в конфликт с современностью», — считает теолог. Карьеризм — основная проблема Курии, уверен епископ, говоривший с The New Times на условиях анонимности. Главы ватиканских ведомств не должны автоматически входить в Коллегию кардиналов, нужно отменить этот принцип, считает он: «Нужно обуздать карьерные амбиции духовных лиц, которые должны видеть в Курии свою миссию, а не трамплин для повышения». Ведомства Курии «не разговаривают друг с другом», заявил газете «Репубблика» немецкий кардинал Вальтер Каспер. По его словам, структура ватиканской бюрократии слишком громоздка, функции ряда ведомств откровенно пересекаются.

Паства Папы Римского насчитывает 1 млрд 180 млн человек по всему миру (чуть меньше шестой части всего мирового населения). Больше всего католиков живет в Америках, в Европе, есть католические анклавы и в других регионах мира, в частности, в Африке. Римско-католическая церковь — старейшая на Западе и крупнейшая религиозная организация мира. Она состоит из 23 отдельных церквей или обрядов, из которых к латинскому обряду принадлежит 98 % католиков, остальные 22 церкви — это восточный обряд, среди которых самые многочисленные — церковь маронитов и Украинская католическая церковь. Они живут в согласии с Ватиканом, но имеют иногда отличающиеся обряды и свою церковную иерархию.


А без банка — лучше

Но самый деликатный вопрос — деятельность IOR, или Банка Ватикана, который на протяжении десятилетий находится в центре громких скандалов. Сегодня по делу об отмывании денег проходят в качестве подозреваемых директор IOR Паоло Чиприани и бывший председатель банка Этторе Готти Тедески. Последний отчет Moneyval, органа Совета Европы по оценке финансовой прозрачности, отметил положительные сдвиги в Банке Ватикана. Но часть иностранных кардиналов все же выступает за то, чтобы закрыть банк, а вместе с ним и тысячи непроницаемых счетов. Никто не может гарантировать, что в «банке Папы» не лежат «грязные» деньги итальянских мафиозных боссов или «Аль-Каиды». В случае роспуска IOR группа кардиналов во главе с архиепископом Вены Шёнборном не исключает соглашения с каким-то иностранным банком для обеспечения финансовых операций Ватикана. «Долгое время Римско-католическая церковь считала, что Папе нужна светская власть, и лишь когда она ее потеряла (в 1870 году после включения Папской области в состав Италии. — The New Times), Церковь осознала, что без этой власти ей живется лучше. Думаю, и с банком будет то же самое», — делится с The New Times соображениями историк Альберто Меллони.

Так или иначе после ухода Ратцингера у Ватикана появился уникальный шанс на реформу, считают многие ватиканисты. Если же Курия будет всячески ей противиться и не ответит на призывы к прозрачности и открытости, то «вóроны» наверняка обнародуют новую порцию компромата. 23 марта на канале La7 должен быть показан фильм «Выбор Папы» — о неопубликованных до сих пор секретных документах Бенедикта XVI. Автор — журналист Джанлуиджи Нуцци, тот самый, из-за чьей книги «Ваше святейшество» разразился скандал VatiLeaks. Кстати, журналисту было отказано в аккредитации для освещения Конклава. Курия так просто своих позиций не сдаёт.

Комментариев нет:

Отправить комментарий